Глубокое подполье зрительного зала

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Куклы

Сообщений 81 страница 100 из 116

81

«Куклы» от 04.03.2010, или раз в год-полтора.

«Замкнулся круг…». «Куклы» привели меня в ЮЗ в марте 2007 года. Символично, черт возьми, что оба раза – тогда и сейчас – я попал на них случайно и с подачи Quasi. Интересно, как бы интерпретировал такой символизм наш достопочтенный д-р Стравинский?

Меня не покидало ощущение «всё знакомо и незнакомо», когда вроде бы знаешь, что за сцена будет дальше, но тем не менее ждешь её с еще большим нетерпением, ибо за давностью последнего просмотра что-то могло измениться.

Не изменилось ничего.

Антрепренеры были на высоте. Дон Олегарио возмущенно изъяснялся о будущем после нашествия кукол и невозмутимо разбрасывал в стороны фразы, ставшие крылатыми, про место под солнцем, дважды два четыре и пр. Дон Хавьер и печалился, и спорил, и подхватывал шутливый настрой коллеги в разговоре о богатых мира сего, в общем оставался настоящим антрепренером мадридского театрального сообщества, твердым таким персонажем, за что Алексею Сергеевичу спасибо большое! Дон Лусио явно страдал в тот вечер провалами в памяти, был благодушен, весел, старался смягчить все пессимистические выпады дона Олегарио, причем старался так, что забыл, как этого Олегарио, собственно, зовут… ;) Ну что ж, всякое бывает ;)
Выходит, что я беззастенчиво пересказал первые двадцать минут действия. Вывод из этого могу сделать один: антрепренеры остались верны себе и их сцена остается уверенной, незыблемой, она смотрится вновь и вновь с неподдельным интересом, как говорится, опыт – не чулки, внезапно не разойдётся (это я только что придумал!).

Что было дальше, я не помню.

В тот вечер я поймал себя на мысли, что очень скучал по Брандахлысту. С начала и до конца Брандахлыст – так было раньше – отличался тем, что был ироничнее, сатиричнее и просто более изощреннее в шутках, чем все остальные. На «Куклах» всегда можно было узнать о последних новостях в мире – о новом президенте США, разгромном поражении от сборной Испании. И это всегда исходило от Брандахлыста. Он был нагл, заигрывал с публикой, от чего его образ долго оставался в памяти. Видимо, я скучал больше, чем нужно было…

О Пигмалионе-2. Этот образ постоянно развивался в моем представлении. Поначалу (это все конечно полное имхо) он казался мне практически человеком. Я не видел в нем ни одного проявления механистической натуры – в монологе о куклах и осуществленной мечте всегда замирало сердце, так пронзительно о мальчике с деревянной куклой в руке мог говорить только человек! Его движения были плавны, иногда в них не замечалось четкости, он сливался в компании герцога, его супруги, антрепренеров и представителей актерской гильдии. Позже механизмы разлаживались. То рука очерчивала траекторию, которую мог очертить только механизм. То поворот туловища становился запрограммированным, чувствовалось, что в какой-то момент механизм разлаживался. С течением времени в последних сценах Пигмалион-2 был практически явной куклой и до момента перезагрузки оставалось совсем немного, если бы не отчаянный выстрел Помпонины. (Хотя почему же отчаянный? Он тоже запрограммирован, стал частью «игры в игре», где Пигмалион ставил точку в кукольных представлениях. Наверное, конец мечты, ставшей реальностью и принесшей множество плодов её обладателю, должен быть именно таким – выстрел и точка!)
В этот раз в Пигмалионе-2 натуры человеческая и кукольная смешались в кучу кони, люди.  Пока я приглядывался в попытках понять, кто вышел пудрить мозги Альдукару вслед за Брандахлыстом – человек или кукла, прослушал весь монолог, «очнувшись» практически на кукольной репетиции. Да, со мной такой бывает. Привычка, извините.

Донна Аурелия в этот раз была выше всяческих похвал. Красивая и яркая, она почти уверила меня в том, что погоня на собственном авто будет ей что-то стоить. Все же супруга герцога Альдукара – женщина знатная и статная – ломается в тот момент, когда застает супруга с куклой в местечке Альто-Предио. Должна ломаться. Не как кукла, а как женщина с подломленным достоинством, где осознание, что многие годы измены мужа были на слуху, почти на виду, все же почти, вдруг обрело реальные очертания, а измена столь явно нарисовалась перед глазами.
В монологе же предстала типичная кукла, которая в очередной раз промолвила что-то о вензелях, подушках, после чего не жаль совсем, что её кинул Герцог. «Я кукла, кукла!» - это противоречие самой себе стало в этот раз правдой, за которой возникло желание повторить «ну кукла, кукла, и что дальше?». И когда Помпонина отобрала пистолет, где-то проскочило что-то шальное вроде «ну вот, блин!». Да, блин, потому что с Аурелией или вечно почти, или почти никак.

О куклах можно написать многое и многого не писать вовсе. Итог будет тем же. Помпонина страдала и её vai vedrai  была пронзительна. Херувим также страдал, однако о серенадах он снова рассказал лишь на словах (может пора спеть что-нибудь?). Впрочем, как всегда отлично спела Дондинелла. Марилонда осталась танцовщицей на словах и, несмотря на симпатию, идущую от «нового образа» этой некогда пластичной куклы, словно немного стесняется показать, какие у неё ручки и ножки. Балабол на высоте – вот уж где не оскудеет фантазия создателя! )))) И рвущееся желание увидеть того Хуана Болвана, который был «ку-ку», но как-то по-особенному, по-болвановски, отменно что ли.

Что хотел бы отметить особо - Пигмалион-Китаев. Иногда роль сыграна актером настолько блестяще, я бы сказал лаконично блестяще, где ничего не упущено и нет ничего лишнего, что получается сказать лишь одно - "мастерски!". Это был как раз такой случай.

Вот такие куклы как куклы.

ПС. И снова думалось, что если бы ВРБ решил ставить Лира, то на эту роль уже есть явный претендент.

Отредактировано thebestever (2010-03-09 23:11:30)

0

82

Замкнулся круг...?
Собственно эти размышления давно блуждают

В прошлый раз  ... или еще раньше спектакль как-то не заладился (январь или декабрь). Зал слабо понимал, что происходит на сцене, наблюдал веселую комедию про кукол (было и вправду пусто и смешно), но как-то смысЕл не получался. Что-то хрупкое вырисовывалось и терялось. И вот куклы падают, появляется Пигмалион-Белякович
На вечере в ЦиМе ВР рассказывал, что выходя на сцену в «Куклах», видит всех своих актеров, а рядом стоят тех, кого уже нет и, задыхаясь, он обращается к залу, зрителю, как глотку воздуха (ну, примерно так)
Он вышел, как обычно  шагнул внутрь того круга, где попадали куклы. Он может протянуть руку, «обращаясь» к той или иной кукле, может слегка коснуться Помпонины... в этот раз он дотронулся погладил ее по голове, голова куклы, повинуясь движению безвольно повернулась... Получилось потрясающе красиво. Они уснули, «отписаны в музей...». А Пигмалион «пошел в зал»... И здесь rrr_may здорово переклинило. Это было сильнее, чем просьба о «глотке воздуха». Это была в принципе просьба «дать воздуха»...
Не вспомню, что он читал, замыкал ли круг или оставил нам шанс на «выдох» для того, чтобы театр оставался и принадлежал актерам. Всегда бывает по-разному... Пигмалион буквально впивался в зрителя... Зритель просто-напросто после катастрофически несросшегося спектакля не готов был к такому обращению, оказался не готов слушать и услышать тот букет чувств, что Пигмалион несет охапкой, отдать какую-то частичку взамен произносимым словам. Это получился веселый спектакль и к такому серьезному и настоящему внутренней готовности не было.
А Пигмалион...он обращался в зал и ... нет не требовал, надеялся, на совершенно нереальное в этот день... как в «Калигуле» - какое сердце бездонно, как озеро, чтобы напоить меня. Это сердце, состоящее из сотни сердец ... но в тот день не задалось...

4/03/10
Пигмалиона-Беляковича сегодня не хватало. Только он может забрать все накипевшее за спектакль... ну что-то вроде снять пенки с варенья и оставить само варенье, да еще и большую ложку умудриться сунуть тебе в руку... И все будут счастливы)) А еще сегодня было то самое бездонное сердце

Но случилось немного иначе
Сегодня была замена – Пигмалион-настоящий – Китаев и он... он сделал что-то невероятное. Не помню, чтобы он так читал, был таким Пигмалионом. Он поставил невероятно красивую точку. Отчеркивая происходящее, отделяя правду и вымысел, человека и куклу. А если на кошках на варенье – закрыл крышку на банке полной варенья – можешь откупорить и есть, а можешь... цинично выбросить. Как хочешь, так и сделай, только знай – глупо выбрасывать, ведь там внутри вкуснотень))

Куклы падают и вот... появляется человек... нет, это не человек, это самая настоящая тень от человека. Он еще живет и дышит, но с лица стерто все живое, вся жизнь, радость, счастье. Он просто существует и не более того… Он вновь повторил все-все, что мы только что увидели. Счастье создание и горечь тупика. Вдруг на мгновение он открыл какую-то потаенную заслонку и оттуда высунулся язычок пламени, горевшего когда-то. И это получилось так прекрасно. Там еще есть огонек, быть может, не такой жаркий как раньше, но яркий и он не угас. На этом «все было»  тень превратилась в человека, который ошибся. Страшно, всю жизнь идти к какой-то цели и в какой-то момент прийти к пониманию ее ошибочности. Я думал, мне казалось. И упереться в стену. Дорога прекрасна и было хорошо, но ... тупик. Нет ничего, ради чего, зачем. «Служенье человечеству». Так и тянет припечатать – круг замкнулся. Но его круг не замыкается, он нашел выход в театре и актерах, которым принадлежит этот театр... «Круг замкнулся» - это не прекращение всего, это всего лишь завершение очередного этапа, обращение от кукол к живым актерам, продолжение того пути, быть может с меньшим рвением, а опытным твердым шагом. Не с бесшабашностью молодости, а с трезвой оценкой опытности. Сегодня у Пигмалиона круг не замкнулся. Да, он растратил жизнь, чтобы понять простую вещь – театр принадлежит живым актерам. Всю жизнь ошибаться и строить куклу и вдруг понять… когда внутри уже нет того огня желания. Но теперь есть опыт, огромное знание и он на новом витке может выстроить  живой театр с живыми актерами, вложив в них… - Я поведу вас! – Мне без разницы откуда этот текст, но Пигмалион-Китаев читает его так вдохновенно, что соглашаешься идти за ним этой тропою грома и мечты. Тропа ведет... все дороги ведут ... с первой минуты своего рождения со скоростью 60 мин/ч мы приближаемся к точке. Она где-то есть. Так лучше идти за Пигмалионом, гореть своим огнем, но от его искры такой яркой и такой жаркой.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано rrr_may (2010-03-21 17:14:48)

0

83

5/04/10
Спектакль заключался в том, что все кто «в теме» отлеживал, отлавливал, ловил, подводил, показывал новеньким куда встать и когда говорить. Не обошлось без ...не тихого шУбУршания и типа неслышного шшшшшопота за небетонной стеной зеркальных кофров. Впрочем к этому мы привыкли. перраз что ли – идет спектакль и вдруг где-то там в иных мирах шаррррах дверь захлопнули. Бытовуха сразу какая-то, а не спектакль.

Но при всем при этом спектакль получился. Он стал другим... и дело не только в перестановках.
Все что не сыгралось во вводах, здорово доигрывалось остальными. Очень здорово доигрывалось. Выпадая из роли, подсказав он/она возвращались обратно. Получалось красиво. Словно пловец, вытащив на берег утопающего, разбегался и прыжком возвращался в море-спектакля, начиная плыть быстро-быстро, нагоняя упущенное расстояние. Давно не замечалось такого четкого разделения актер-персонаж, впрочем, не думаю, что это было очень заметно.

Сальваторе – Денис Шалаев
Если бы не растерянность и некое блуждание, то можно было бы сказать, что «так и былО». Шалаев очень здорово выдавал текст, расставлял какие-то свои акценты. Подумалось, что вот наконец-то роль, пусть не большая, но отличная от Осипа и Бьенделло, хотя даже этих персонажей Шлаев пытается разделить. В общем, я смутно понимаю чем один отличается от другого и на первом моем «Ревизоре» в начале марта они и не отличались, но уже в конце марта стойкое ощущение, что идет попытка сделать роль по другому, уйти даже от малейших намеков на Бьенделло из «Укрощения». Ведь Шалаев совершенно невероятно играет в «Гамлете» (да, долго разгонялся, но теперь)...ээээ возвращаюсь в тему. Так вот в Сальваторе появилась возможность проявиться какому-то еще оттенку актера. Глядя на него, я понимала, что таким Шалаева еще не видела.
Ну да, первый выпад на манифесте - «позор» Салваторе упустил, но потом подхватил знамя и уже позорил антрепренеров гневно и яростно. Ну да, перепутал сцены и выскочил восхищаться Пигмалионом раньше положенного – Альдукар его отловил вовремя и отправил в сторонку. Но это не смотрелось неправильным – просто у Сальваторе раньше всех снесло крышу от невероятности происходящего.
Думаю, что это случайность (хотя как знать), но картинка была красивой – когда Понсано выходит вперед и говорит – все намного серьезнее, дело попахивает иным коленкором – Гонзалес стоит в этот момент по центру, а Сальваторе, по идее дожжен стоять левее рядом, а тут Сальваторе оказался вдалеке, то есть актерская гильдия выстроилась в диагональ (плюс новые костюмы) и это выглядело кордоном, который будет стоять насмерть.

Красиво получилось, когда куклы убежали, актеры заявляют - мы гонорары поднимаем вдвое – Сальваторе так это отчертил, словно разделил условно черное и белое – мы живые актеры и мы можем играть (как играть – это другой вопрос), а ваши куклы, которыми вы восхищались убежали. А рядом стоят Понсано и Гонзалес такие полупечальные, полунадменные - типа мы же говорили.

Марилонда – Анастасия Ксенофонтова
Она... она просто молодец)))
Очень видно, что студентка (здорово отличается от остальных актеров). В принципе она сделает Марилонду... когда «подрастет». Получается что-то очень похожее на Марилонду в Нижнем Новгороде. Такая самовлюбленная, с определенной долей комплекса полноценности. Она сердится на Помпонину и не прочь занять ее место, она отмахивается от каких-то презрительных выпадов в свой адрес. Она знает, что лучшая и стоит по центру. И выпад в сторону Помпонины не просто так, да каждая из куколок метит на ее место. Девочки само собой, но тот же Крохобор даром что ли в ночных перебежках делает начес и заявляет что он Помпонина (правда сегодня он просто стебался, но иногда точно метит). Но Помпонина быстренько припечатает, одним взмахом ресниц – есть чего таращить.
А еще у Марилонды нога улетает до уха. Куда там Херувим со своими махами на... нууу примерно 90 градусов, тут на все 180, если не больше

Все очень здорово помогали, куда и как идти, следили, как заботливые родители, а вот играться почти не игрались. Марилонда тщетно пыталась с кем-то поиграть-поговорить, но контакта не было (а чего, краем глаза глянули – стоит на месте, хорошо, продолжаем играть) и ей приходилось быть в своем мире, пытаться выстраивать свою сказку с обращениями к собственному отражению в зеркале.
На разборе полетов, Марилонда запуталась, примерно понимая, что где-то тут нужно остановиться, но где конкретно. Помпонина и Крохобор попытались дать указания на расстоянии, не очень получилось. Тогда прима-Помпонина (а ей ваще все можно, и одеяло на себя тянуть и сорвать кукольные представления, так почему бы тут не походить туда-сюда, пока Брандахлыст разглагольствует) тихо не спеша подошла к Марилонде, взяла за ручку, отвела куда нужно, постояла пару секунд рядом и вернулась обратно снимать пылинки с майки Крохобора))

Пока не очень видна кукольность в движении и поведении, в реакциях и существовании, но думаю у этой Марилонды появится своя история.
----

Замена наверно насовсем... да?...
Теперь мне будет остро не хватать еще одной Марилонды, Марилонды Илоны Барышевой.
С какого-то момента в этой кукле для меня самым важным стал танец в тот момент, когда последний раз перестраиваются кофры. Этот танец, словно черта всем основным событиям, всему происходящему, а за этой чертой уже ничего нет, причем ни для кого. И, быть может, Пигмалион-настоящий даст надежду на лучшее.

Сначала был танец Марилонды-Кузнецовой, она перебирала руками, в поисках выхода из-за невидимой стены. А выхода нет. Куклы сбежали, но ворота захлопнулись и бежать им некуда, они все равно куклы. Нет выхода и для людей запутавшихся и окуклившихся. А потом реверанс перед выходящими Помпониной и Герцогом.

Потом появился танец Марилонды-Барышевой. Их получилось несколько.
Первые спектакли, психоз-мантдраж и этот танец был очень суетным. Но это было невероятно правильно – куколка ломалась. Здесь на глазах в ней отходили какие-то проводки оттого движения становились резковатыми, дергаными. Быть может она сама не понимала, что происходит, но все двигалось к завершению и уже через какое-то время все закончится и точно также в танце, в каком-то последнем па ее руки остановятся, когда она уже будет лежать на земле.
А потом это стал танец-прощание. Кукла, которая ощущала пределы, за которые ей не перешагнуть, она не станет человеком, она ограничена пространством механических сплетений. Но она прекрасна – лица их светлы, движения легки – она танцевала, растворяясь в свете и в музыке, становясь частичкой пространства, чтобы это пространство запомнило магию чудесного кукольного танца. Она будет танцевать до последнего шага.
----

Хуан-Болван – Александр Шатохин
В течение спектакля сложно. Хуан Болван пытался реагировать на происходящее, быть участником событий, но пока с этим сложно. Так же сложно с ночными перебежками. Не получилось объяснения почему Балабол идет на зов. Здесь он мог спокойно развернуться и убежать (а раньше попробовал бы он убежать, Хуан Болван точно бы материализовался в том кофре, куда он решил бы убегать).
А вот с кукованием симпатично)))
Это был опять же непривычный Шатохин. Он обрубал фразы Брандахлыста и собственные типа невысказанные мысли резкими и очень громкими ку-ку. Получалось такое возмущение простое и однозначное.
Когда Хуан Болван заговорил...этот момент предваряло очень громкое ку-ку (типа предвестник, когда ку-ку застревает и нужно уже говорить словами, но оно не очень получилось). Все то, что и как говорил Хуан Болван оно в принципе очень в тему. Это был опять же какой-то непривычный бас (такого от Шатохина не слыхала на сцене). Он говорил резко очень громко, практически наорал на Герцога. Это был укор, почти оскорбление в том, что «ты – человек», обещание чего-то страшного, быть может того самого шага, который куклы в следующую минуту сделают к Герцогу протянув руки для механических объятий. Но в большей степени это был кукольный тупик с закипающей ненавистью к тем указаниям, что они впитали. Надоело подчиняться – бежать... и даже сбежав они не понимают что и там за забором тоже тупик... это понимание было в прежнем Хуане Болване.
В принципе роль получилась, роль теперь иная...

Здесь еще об одном сольном выступлении Помпонины скажу))
Когда Хуан Болван ушел от Брандахлыста спать в кофр, он ушел не в тот кофр и получилось так, что дверца у крайнего кофра в последнем ряду осталась открытой. Оттуда должен Мамона появляться. Брандахлыст заигрывает с Помпониной, она выглядывает из кофра, заявляет: «Минуточку», тихонько пробежала по сцене, закрыла дверцу у дальнего кофра (короче порядок навела), вернулась обратно. Вежливо попрощалась: «До свидания» и закрыла дверцу.
В закипающей ночной суматохе, когда в кофр к Помпонине вбежал и Крохобор, она тоже удалилась на: «Минуточку»)))

-----
Рокировку с Хуаном Болваном я ваще никак не понимаю. Хотя остальные перемены тоже не слишком понимаю... Ну да, есть свои правила, которые через запятую перечислены в книге Афанасьева на девятой странице, но блинскийблин, как же в этом спектакле не хватает Сергеева. Даже «потерю» в Калигуле не так трудно пережить. Астапенко здорово вытягивает роль, хотя она теперь перекроена на иной лад, а вот молчаливых персонажей...
Умудриться заполнить молчанием пространство и быть активным участником событий не произнося ни слова... Не произнося ни слова сотворить целую роль, в общем, это сложно, сумеет далеко не каждый. И умеет в театре далеко не каждый. И я не знаю... нарастет ли здесь мясо. Со временем, быть может...
Отчасти момент «заговорил» не получился, то есть не было – ах, немой заговорил – потому что в течение спектакля молчание не было таким громогласным. Не просто молчать, а быть активным участником событий и заставить запомнить себя, так что когда ку-ку перерастет в слова в зале ойкнут. Можно однозначно обрубать фразы Брандахлыста – ку-ку – все ушли, но этим же самым ку-ку вступить с ним в полемику и выйти в споре победителем))) А в финале... укор человеку это, конечно, хорошо. Но куда как сильнее бьет, когда Хуан Болван, раскрывший впервые за всесь спектакль рот заставлял задуматься и потом сожрать себя изнутри что ты человек и нихрена не понимаешь в жизни. И еще Хуан Болван-Сергеева рисовал не просто кукольный тупик, все получалось глубже и больнее. Получались сплошные тупики – для кукол, для людей. И самое страшное, что до этого додумались механизмы. В общем, стало однозначнее и проще.

Отредактировано rrr_may (2010-04-08 03:52:46)

0

84

Вводы – это еще не все
Актерской гильдии изменили костюмы. Зачем не очень понятно.
Теперь они все втроем в черных пальто у которых ассиметричные воротники, кажется отвороты и по краю идет ярко оранжевая отделка плюс оранжевые пуговицы. Отделка тоже ассиметричная и смотрится интересно. Особенно когда персонажи стоят в полутьме или чуть освещены, их силуэты вырисовываются этими «неправильными» рамками. Но почему цвет оранжевый. Не так убийственно, конечно, но он очень выделяется в черно-бело-синем спектакле. Глубину мысли не постигаю.

С кукол Марилонды и Дондинеллы сняли парики.

Всем куклам сшили майки как в Новгороде - черные блестящие. Так что длинна кукольных платьиц теперь фиксирована))) А как же теперь Помпонина будет пылинки снимать с Крохобора во время разбора полетов. С этой майки все пылинки будут соскальзывать)))
В общем, мелочь конечно, но она перевернула спектакль, перевернула картинку от спектакля. Он стал каким-то глянцевым. Неужели в х/б-шных майках настолько была настоящесть? (или первая любовь не ржавеет?)) Все-таки в глянце куклы становятся более механизмами, теряют индивидуальность (пожалуй только у Крохобора майка отличалась – более тонкие лямки) и в таком виде они не смогут подобраться к той черте за которой они могли бы стать человеком. Возможно или не возможно – это отдельно, само расстояние до этой черты увеличилось. Плюс та точка, которую ставит нынешний Хуан Болван и получается совсем другой спектакль – о куклах, которые учились и научились. Теряется то аццкое смешение которое может быть – где человек, где кукла, кто есть кто.

----
Дон Агустин... Сколько необходимо времени чтобы выучить текст??? Больше года точно прошло, если не уже два. Дон Агустин исправно выходя на сцену каждый раз, пытается вспомнить текст. Пару раз срасталось и получалось что-то путное, но это было не в этот раз.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано rrr_may (2010-04-08 03:53:04)

0

85

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

86

Когда миры соприкоснулись...
В Помпонине очень здорово разделялись совершенно разные черты, которые незаметно переходили друг в друга. Секунду назад это был маленькая капризная девочка, которая на глазах повзрослела, став любопытным подростком, которому хотелось бы не столько увидеть мир, сколько увидеть что-то новое. А потом она превратилась в роковую женщину. На похищение соглашалась фарфоровая куколка хлопающая глазами, но вот слово за слово она вновь вырастала и неспроста спрашивала – если ты мне надоешь? И следующий вопрос уже от обольстительницы – ты не причинишь мне боли – этими словами, она словно накидывала петлю на Герцога и затягивала ее...
Герцог полный решимости украсть куклу, вдруг останавливается. В нем появляется сомнение. Уже договорились бежать, но вот он смотрит на Помпонину и не решается подойти. Это была внутренняя борьба с самим собой, мечтой о снах юности. Он не мог решиться - вот мечта, прекрасная, а нужно ли ее трогать, ведь он дотронется и все изменится, а в какую сторону изменится в хорошую или плохую неизвестно. Он никак не решался сделать шаг ей навстречу, а Помпонина стала капризничать – «почему меня ты не целуешь» и стала топать ногами и недовольно сжимать кулачки – «почему не целуешь, почему, почему, почему»... А после поцелуя, потолок обрушился на него. Не знаю, пошел бы он за ней, если бы она не взяла его за руку и не повела за собою.

Пожалуй, впервые (ну или сто лет такого не было) для Герцога после того как Аурелия их догнала не было ничего... ага, темная комната. За секунду до выстрела было не ясно решит ли он жить или наоборот... Потому что все настолько перемешалось и потеряло смысл, что существование тоже теряет смысл. Но выстрел словно выдергивает его из этой комнаты, а появление остальных заставляет вновь стать первым лицом города.
Мне всегда казалось, что Альдукар ну где-то догадывается о том, что жена в курсе о его похождениях. Кто кому больше нужен в их браке? Мне кажется Альдукар нужен Аурелии, но не наоборот. А она – красивый эскорт для официальных приемов. Ему глубоко параллельно застрелится ли она или застрелит его. Иногда он даже ждет (иногда даже повернувшись спиной) когда она нажмет на курок и освободит его от себя. А сегодня, держа в объятиях опавшую куклу, получилось так, словно он впервые узнавал о том, что его похождения давно не секрет для жены, а она молчала и терпела. Но тогда в чем смысл? Ради чего и зачем все это терпение если нет ничего общего вообще. Он выпускал из рук куклу и оставался один в своей темной комнате...
Сегодня безумно не хватало настоящей Аурелии. К тому, что Герцог впервые узнает о том, что жена знает нужна именно настоящая Аурелия. Такая существует)) в НН. Очень интересно было бы увидеть нашего Герцога и Аурелию-Ковалевой.
Сцена, когда герцог находится по центру, слева – Аурелия, справа – Помпонина открылась на сцене НН. В центре Герцог он находится меж двух огней - живая настоящая теплая женщина и механическая красивая мечта. Он убежал от живой, поддерживающей его во всем и погнался за механической. Кукла обходит его ломаными движениями, оттого механическое становится еще более устрашающим. Она делает оборот вокруг себя – в ее пустых глазах – и за этими зрачками жуткая пустота, она может сделать все что угодно, поцеловать или задушить в механических объятиях. Но Герцог погнался за ней, убегая от Аурелии, которая не просто находилась рядом, она поддерживала его во всем, была рядом. Когда вот здесь начинаешь сравнивать механическое и настоящее, мечту и реальность, кукол и человека, человека-куклу и куклу-человека клинит не по деццки. Все переплетается и земля уходит из под ног, а небо падает на голову.
У нас так не получается... Мне не хватает гордой осанки обманутой женщины Аурелии-Ковалевой. Ну что в женщине, которая стоит скукожившись и дрожит всем телом. Ну да, она переживает, но о чем? Что он ее в очередной раз обманул. А разве их существование рядом (они не живут, они существуют рядом) подобное не предвещает? Она пытается поставить эффектную точку в отношениях, чтобы не оставаться униженной и оскорбленной, но получается, как получается...
---

...И вот приглашает нас Пигмалион на демонстрацию. Куклы и Ко заняты перестроением кофров, а перед нами Герцог, Аурелия и между ними Пигмалион, а рядом где-то Понсано. Пигмалион согнув руки сцепляет пальцы, Аурелия подхватывает его под локоток, выводя руку для себя. Разговаривать неудобно и Пигмалион расцепляет пальцы, приподнимая одну руку. Аурелия его цап-царап и не выпускает. Иногда Пигмалиону удается галантно высвободить руку, но покружжжиться-то охота и сегодня Аурелия не выпустила руки. Такое вот почти изнасилование Эта игра каждый спектакль происходит, вот уже далеко не первый раз. Мужики, покружили бы вы ее, а то бедная женсчина пристает Пигмалиону-2, а ему неудобно и послать вроде как невежливо, все-таки номинально герцогиня. ... Сегодня Аурелия даже не заморачивалась, выжидая, пока Пигмалион расцепит руки. Она просто выхватила руку Пигмалиона и потянула на себя. Я хочу и пошли все нафик. Кружжжите меня, кружжжите. Мои восхищения Бакалову, так элегантно уходить от цепких рук Аурелии. Ну не «ложится» там это кружжжение. Он иначе играет, другое играет, не в тему оно для Пигмалиона-2. Куда как точнее, когда он проходит настоящим королем, а за ним топает свита вновьобращенных, загипнотизированных обещаниями невероятного кукольного представления, а куклы аплодируют. Красиво.
---

0

87

Плачу и стенаю.
Почто убрали герцогу его испанские реплики?! да, он в них всегда путался с т.з. произношения, ну и пусть... Паузы ничем не заполнились, а очаровательный якобы испанский колорит безвозвратно утрачен, причем вместе с экспрессивностью герцога, который, кстати, по-испански всегда ругался в полный голос, а на русский переходил с "осиплостью". Так было красиво...
Почто дописали Гонсалесу всякой муры про садо-мазо и черную магию? Только заради освежения текста на 6-м году жизни спектакля? Нафиг-нафиг.

0

88

Quasi написал(а):

Почто убрали герцогу его испанские реплики?!

Эва как... не цифронула на предыдущих спектаклях. В Пензе их не было, но там нашла оправдание в виде большой сцены, а такие реплики четко [наверно] не получатся. Кто-то недослышит, кто-то недопоймет, ну и вроде как это было правильно. Хотя, думаю, Афанасьев сумел бы сказать
Штрих и правда был красивый...

Quasi написал(а):

Почто дописали Гонсалесу всякой муры про садо-мазо и черную магию? Только заради освежения текста на 6-м году жизни спектакля? Нафиг-нафиг.

Сама задаюсь этим вопросом еще с прошлого спектакля на домашней сцене, а уж как в Пензе его монолог звучал. Непередаваемые зрительские ощущения  :confused:

0

89

rrr_may написал(а):

В Пензе их не было, но там нашла оправдание в виде большой сцены, а такие реплики четко [наверно] не получатся. Кто-то недослышит, кто-то недопоймет, ну и вроде как это было правильно

Я тоже так подумала - что могли убрать, т.к. бОльшая часть публики просто недопоймёт - но ведь не в точном смысле фраз этих суть, а в передаче атмосферы больше.
Но с большой сценой одно, но дома-то - у своих "украсть", причем любимое - несправедливо это.
:'(

***
Заметочка на полях, из другой оперы:
когда они - куклы - возникают в своих коробках с подсветкой сзади-сверху вкупе с клубящимся дымом - это похоже на появление из криокамеры а-ля фантастические фильмы

0

90

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Вводы, о всех сразу и каждом в отдельности:

Дон Олегарио – Максим Лакомкин

То ли интеллиХенция в бизнес подалась, то ли змея очковая среди добрых антрепренеров затесалась )
С чего бы начать… Ну во первых сколько герою лет? ) С виду и не скажешь. Молодой дедок, с вечно сцепленными руками и серьезно-строптивым выражением лица, под стать скептицизму, против которого приходится общим фронтом выступать аж двум антрепренером постарше. Этакая молодая заноза, или ботаническая гадюка среди оптимистичных старших коллег, и ведь их двоих не хватает, чтобы эту непрошибаемую махину подсчетов и продуманных аргументов сдвинуть. Местный мымыр, сухарь в очках, но совсем еще юный, поэтому вот такой вот серьезный, тем более работать-та приходится с людьми куда старше и опытнее, а может характер такой, вот и жизнь УЖЕ почти  не удалась… хотя… попытку засчитают )
Так сколько герою лет? Судя по тому, как танцует и играет в пряталки с Марилондой, он все таки еще очень даже молод )) В общем если когда я только услышала о замене первой мыслью было – парень попал, то теперь я знаю даже куда – в точку :)

Марилонда - Анастасия Ксенофонтова

Видали мы таких Марилонд! А вот увидели и еще одну :) Это последнее творение великого мастера, совсем юное, можно сказать недавний милый пупс, но уже во взрослой трупе, почти артистка. И это я не про молодую актрису, а про ее Марилонду ) Она еще не умеет сильно кусаться, демонстрируя всем что они лишь ее кордебалет, по крайне мере больно кусаться, но на носочках ускользнуть со сцены когда входит прима, с видом – я вам ничего не говорила, но вы и сами видите и веско без всяких слов поддержать речь Балабола о звездной болезни Пампонины, может. Она ведь уже говорила – только и умеет что глаза таращить ))  Конечно никакого разврата в домиках с этим кукленком быть не может, пусть и ножки красивые и ручки и волосы фонтанчиком задорным уложены, но если мальчики с ней не будут играть в домик, она будет очень обижено фыренчать, так что у мальчиков нет выхода. (Даже Каину, которому интереснее шалить в том домике, где народу больше, придется идти играть с девочкой, а то вдруг она не только губки надует, но и плакать начнет %)) В конце же, когда появляется Пигмалон Марилонда почти что героическая Кукла на амбразурах, с приказом не шагу назад, ну конечно еще не так героически, но ведь почти что тоже считается :)

Сальваторе – Денис Шалаев

Актер которому реально интересно, что же это за Куклы от которых взбесится можно, потому как за представлением Каина и Крохобора так внимательно следит лишь он, хотя и уверен что Куклы эти нечто до поры до времени… А вот с гримом (начерненным лицом аля негр) он таки вляпался, и в Балабола, который высоко его оценил, попробовав на палец, и в Каин приставшего на тему в каком солярии такое дают ) 

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

91

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

---

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано rrr_may (2010-05-19 13:45:04)

0

92

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

93

:|

0

94

3 июля 2010

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

...

0

95

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

96

29/11/2010
О самом спектакле... наверное, если бы не несколько персонажей сказка не получилась бы.
Куклы все также в первую очередь куклы, механика на разной стадии своего развития, которая должна переступить границу «кукла-человек». Прежде (до нашей эры) куклы в первую очередь воспринимались человеками, более человечными и, казалось, что им есть куда расти, а финал становился случайностью, к которой привел один неверный шаг и вмешательство человеческих чувств. Это крушение кукольного домика воспринималось как личное поражение, ведь ты тоже в них поверил, что они могут многое. «Красивые, стройные, наглые» они влюбляли в себя и их «смерть» воспринималась с горечью – как же так, ну как же так. А потом на все это уже накручивались человеческие чувства в погоне за Мечтой, наше окукливание – они больше люди, чем мы...
Сейчас, не то чтобы это было очевидно с первой минуты, но в какой-то момент понимаешь, что для них никакого «что же будет дальше», механизмы не смогут стать людьми, они могут перенять что-то человеческое (в этом, кстати, кроется настоящая засада для людей, ведь сами куклы могут стать отражением, кривым зеркалом человеческих поступков, сейчас, имхо, картинки этого нет, мелькает лишь в словах), совершать запрограммированные поступки и поступки, являющиеся результатом смешения программы и перенятого человеческого. А вот перешагнуть они не смогут.
Куклы становятся (здесь я, все-таки додумываю, так как в спектакле это не столь ярко) не самостоятельным персонажем, как прежде, а инструментом, который разрезает многое человеческое внутри и человеческое снаружи (хм, а ведь это синонимы кукольного и механистического времени (соответственно) в финальном монологе самого главного негодяя Пигмалиона)

Помимо кукол в спектакле есть человеческое, оно сосредотачивается в Герцоге, который с невероятной тоской вспоминает о снах юности (кстати, никогда не думала об этом, но монолог-то этот звучит (или в этот день звучал...) под пигмалионовским девизом – «мне нечего терять, а потому и нечего скрывать»). Огонь разгоревшийся после кукольного представления и желание приобрести эту ожившую Мечту. «Вы пропадете, Герцог» - ведь это мягко выражаясь. Впрочем, не знаю, украл бы он ее, после поцелуя уводит его она, потому что Герцог предложил ей ее Мечту. Вот она еще одна (условная, конечно, но) схожесть кукол и человека. У Помпонины тоже есть Мечта и не важно откуда и как она появилась, она есть и сидит в ней (то, что бывают мечты, она, скорее всего, подглядела у кого-то, переняла как и какие-то другие человеческие качества либо мысль о том что бывают мечты, либо саму мечту).
Получаются два полюса представитель людей (Герцог) и представительница кукол (Помпонина). Общее – мечта. У каждого своя, но противоположная сторона олицетворяет воплощение. И они стремительно идут на сближение, столкновение порождает «катастрофу»... А дальше вывод – мечты не должны сбываться, иначе ай-ай-ай... «катастрофу» для каждого из них.
Герцог остается в точке к которой пришел (может другой человек поступил бы иначе). Внутренности перекрутили, но он остается выше кукол. Их шаг, словно еще один вызов, но в Герцоге нет ни насмешки, ни готовности умереть в объятиях потому что жуть как фигово, он выше и даже на физический вызов, готов отвечать. Хотя шансов ноль целых фик десятых. От укора заговорившего Хуана Болвана не скрыться – ты человек, ты знаешь, что делаешь, куда тебе идти – не знаю, слаб человек, но устоять, когда вырывают живое может только человек. Наверное, кукольный шаг навстречу, как еще одна крупица опыта «общения с куклами», которая поможет пережить побег с Помпониной (вчера не обратила внимания, но в этот момент Помпонина делает шаг, а было, что и рывок, чтобы закрыть его, защитить)
А ведь, получается, что наш Герцог – это тоже своеобразная вариация Пигмалиона, разочаровавшегося в кукольной идее, но нашедшего выход в театре. Герцог хотя выход не нашел здесь и сейчас, но сомнений, что «все будет прелестно» как-то не возникает. Сны все равно останутся с ним, но теперь он точно знает, что в реальности они не возникнут. Во время «разборок» Пигмалиона с мятежниками Помпонина подходит к Герцогу, словно пытаясь разобраться – а как теперь, что теперь, что дальше именно для нее, а Герцог, мягко касаясь ее руки, прячет под замОк свой сон. Да, этот укол от Пигмалиона он переживет (рано или поздно), а сейчас саркастически хмыкнет, наблюдая за тем как Пигмалион получает свой укол от тех же самых кукол.
А второй полюс, кукла заплутавшая в дебрях чувств (мыслей и желаний порожденных программой и наблюдением за людьми) все-таки делает шаг назад (впрочем, весьма условный), путается где правда, где неправда и что теперь делать, остается куколкой, какой и была. Остальные настроены решительно, ими движет общая идея побега – мы не куклы, мы личности. Помпонина не в этой сказке, она находится отдельно, робко улыбается и, словно маленький провинившийся зверек, робко лапкой толкает хозяина – ведь это я, я хорошая, ты меня любишь, да? А тот начинает ее обижать, стегая хлыстом... кажется все так просто если бы это был человек, но ведь она кукла.
Быть может «багаж» опыта в ней как-то и уложился бы со временем, проявился в каких-то действиях и поступках, но в какой момент оно вылезет заранее не скажешь, как она скомпонует все «чему научилась». У человека все наслаивается одно на другое.

В финале настолько ничего не остается, что Пигмалиона, затеявшего всю эту игру хочется убить – ты разочаровался в куклах, мечте, которая грела и горела сколько-то там с лишним лет, прошел через опустошение, когда эта мечта оказалась в тупике и кусочками осыпалась в центре сцены, а нас-то за что???? Герцог выживет – это понятно, но мы двигались за ним и что делать нам? Вывернул, вытряхнул, поманил несбыточным, уколол в сокровенное и оставил в яме опустошения, теперь выбирайтесь сами как сумеете... Изверг! Отчасти спасает финал монолога – зритель приходит в театр... чтоб пережить чувства забытые в наше время – Аааа, так это все театр, можно даже выдохнуть, но этот ваш театррррр получился слишком настоящим. Изверг!
Раздолбаченое человеческое на фоне умирающего кукольного. И во всей этой беспросветности один мааахонький плюс (просто потому что хочется найти плюс), не, плюса два))) В начале человеки (актерская гильдия в большей степени, антрепренеры значительно меньше) олицетворяют то самое «кукольное время», все они бОльшие марионетки, чем сами кукла, а общая беда после некоторых препирательств, ну, не то чтобы объединяет, но на несколько минут очеловечивает их, пока не проявляется тень желания вновь залезть в кукольную колею. А второй плюс – театр принадлежит живым актерам. Хорошооо)))
Но в целом, конечно, полная безысходность.

Актерская гильдия... ввода на нашей сцене не видела, первый раз гильдию в нынешнем составе увидела в Питере. На большой сцене получилось здорово. Сами гастрольные «Куклы» рассыпались на куски, спектакль получился скучным и непонятным, но гильдия и Пигмалион-второй запомнились очень хорошо. Появление представителей актерской гильдии почти предвещало их борьбу с куклами за право быть на сцене. Живые, талантливые актеры собирались сражаться за свое место на сцене. Бытовые «мелочи» вроде пятидесятипроцентной надбавки были лишь мелочью, в первую очередь для них важна была сцена и они готовы были биться с куклами за эту сцену. Складывалось ощущение, что дальше сюжет будет разворачиваться именно об этой борьбе, но гильдия уходит на второй план.
Вчера... весь их бунт, агрессия получались какими-то нескладными, все действия укладывались в формулировку Герцога – «базарный балаган» и не более того. Они теряли скорее не сцену, а заработок к этому в общем-то, наверное (!) и сводился бунт, к дополнительной надбавке (впрочем тут сильно додумываю, правильнее будет так – не похоже на одно, скорее похоже на другое, значит будем говорить об этом другом). Хотя... может оно так и должно быть, ведь в этом и есть «механистическое кукольное время». И появление кукол, знакомство с ними буквально кричит о том, что до этого были бОльшие куклы чем эти создания.

дон Агустин... ну почему, почему Тагиев? Кого только на эту роль не примеряли, потому что помимо «пшика» (наверное, даже смешного, зал ведь местами смеется) хочется смысловой нагрузки в персонаже. Кучеряшки на всю голову – забавно, мушка –весьма симпатично, закатываемые глазки, судорожное одергивание рукавов, типа импульсивность – нууу, тоже. Ладно, эффектно встал, забавно провел ручкой. Все. И опять антрепренеры блуждают по сцене, а монолог длится бесконечность. А суть где? Не в руках и мушке дело, они лишь дополнение к картинке, а тут становятся основным элементом. Обаятельный, жизнерадостный? Если только очень в глубине, так, что не докопаться (имхо, конечно, но на фоне петросяновского «кривого зеркала» в исполнении Агустина, чрезмерная игра Брандахлыста пятой точкой смотрится еще фиговее, почти закономерность получается – в этом театре так играют что ли? На мозг зрителя нужно ловить, а не на ж..., на нее поймать не так сложно, а если ловится на то, на что не нужно, тогда... оно вам надо?). То что прокатывало у Агустина на большой сцене (эффектно в Пензе и худо-бедно в Питере) и выглядело антрепренерским напором и отчасти истеричностью персонажа – выйти и громко, быстро оттарабанить текст. Впрочем, все это именно прокатывало, слишком длинный монолог не тяготил, но и не застревал. Но ведь почему-то он выясняет про кукол, выясняет определенные вещи, наверно они его волнуют, ващето он в антрепренерах ходит, а остальные не затыкают его, а слушают, пусть с презрением, скукой, но все-таки.
В общем «дома» такая метода не катит. Выйти и тупо проорать весь текст, а его еще дико много, а он продолжает орать – это сильно! Круче чем вопли Каина, он хоть время от времени делает, прости господи, акценты от которых уши закладывает.

0

97

29/11/10 (продолжение)
Брандахлыст... в самом начале, когда он является к представителям мадридской элиты, все как и полагается, но... вдруг понимаешь, что по сцене вышагивает самнатуральный С. Бородинов, в смысле нижегородский Пигмалион. Блиииин, а при таком раскладе преинтереснейшая сказка может получиться. При знакомстве лже-Пигмалион достаточно серьезно говорит о своем возвращении на родину, о своих творениях (с другой стороны, почему нет, он ведь тоже руку прикладывает к «воспитательному» процессу и вообще уже давно не кукла). Это действительно Пигмалион, достаточно властная личность, он не дает спуску куклам и все сплетни, которые тут рассказывал Гонзалес – возможно они про этого Пигмалиона. Он бьет кнутом, безжалостно сжигает и прочее. Лишь изредка какие-то рвыки-урывки не свойственные человеку, намекают, что вообще-то это не кукла, но на тот момент все это кажется лишь причудой гения (вот это все безумно напоминает нижегородского Пигмалиона). Вопли Слова Гортензии лже-Пигмалион сначала оценивает именно как создатель – что вы, куколки мои, хотите тут изобразить и лишь потом, будучи все-таки куклой, вступает в предложенную игру.
В Пигмалионе-втором кукольные намеки тоже есть, но они больше сглажены, словно следующая ступень. Наверное, если очень сильно приглядеться, то можно усомниться в том, что он не человек.
У прежнего Брандахлыста эта черта, в смысле пигмалионовская /условно/ черная сторона проявлялась только в монологе «Это – куклы», когда он в ощущении себя создателем не просто кукол, а вселенной возвышался над бренностью бытия. Теперь Брандахлыст сразу появляется таким. Раньше в лже-Пигмалионе настораживали лишь смены настроения, но в общем, не смотря на них с ним можно было идти на контакт (заключать договор о представлениях). Шоумен, который гордится своим положением и с удовольствием демонстрирует его. Теперь помимо периодических смен эмоций, в Брандахлысте ощущается какая-то грозность, что еще больше настораживает. Он скорее владелец и создатель, быть может бизнесмен. На финальном представлении он представляет товар лицом – посмотрите и оцените сами, посмотрите сюда и сюда у этого такие плюсы у того другие, а не заводит публику, чтобы «съели» (а вообще непривычная ипостась для актера в начале второго действия).
Откровения со зрителем на тему «я уже не кукла». Какие же они серьезные. Эти разговоры всегда были в большей степени смешные и про паспорт получалось скорее забавно. А тут все так серьезно, по настоящему. Может они правда уже не куклы, а паспорт – это досадное недоразумение, в первую очередь он ведь паспорт и только потом технический.

«...полдозы Бунина, потом полдозы Белого, а в конце четверть дозы Джойса» (c)
но это еще не все составляющие нового Брандахлыста. От предыдущего Брандахлыста нам достались переходы от сурьеза к...ну, назовем «смешному» (все-таки закавычу). А от Брандахлыста-Иванова – кукольная улыбка и моргание. Тут непонятно. Для Брандахлыста-Шахета «скачкИ» сначала были своеобразным спасением. Он не руководил и не управлял куклами, не ставил себя начальником. Силовик в куртке появился значительно, значительно позже, но опять же это был силовик. Чаще он стебался над куклами - вы должны меня слушаться, потому что так заложено в программе. Возможно, со временем оно все сгладится, но имхо, пока та достаточно сильная составляющая Пигмалиона настоящего (Брандахлыст и Пигмалион-второй получаются четко двумя половинками Пигмалиона настоящего, не допуская лишней кукольности, но изредка ее оголяя), делает это, прости господи кривляние, чужеродным, наверное, слишком кукольным, но не для этой куклы. Хотя может быть оно так и задумано? Но согласиться на эту хрень в отношении этого актера очень сложно, планка не та, приучил к другому. А вот кукольная улыбка от Брандахлыста-Иванова показалась «роднее» (из двух, даже трех зол выбрала наименьшее). Брандахлыст чуть больше кукла, чем Пигмалион-второй, он верит в то, что является создателем кукол и уже человек, а эти «паузы» остаются отголосками кукольности в этом, прости господи, человеке.
Интересно, что из этого «компота» получится в итоге, когда отпадет проблема с текстом. Кста, не помню, что делал Брандахлыс-Иванов при кукольном побеге, но у Брандахлыста-Шахета появилась своя...ээээ фишка, а сейчас она перекочевала эстафетной палочкой
Хих, так это еще не все составляющие))) Еще одна... ээээ... черта нового Брандахлыста, на которую один раз посмотреть можно, второй раз напрягает, а третий - откровенно раздражает. ... Мало того, что мужиков кукол в какой-то момент заставили руки раскладывать а-ля Ева (была одна отрада, да и той, видать, по рукам настучали), так еще и... на кавалериста с откляченным седалищем любоваться. А телодвижение парашютиста перед прыжком (когда они в начале спектакля прыгают)... В «Парашютисте» в углу, в полутьме, в чиста мужской компании... а тут... да еще не раз и не два. И можете считать меня снобом. Наверное, наверное смешно, но жутко некрасиво. А вот «кавалерист», видимо, позаимствован у нижегородского Брандахлыста. Только вот, повторюсь, принять ее от этого актера сейчас, после всех заслуг (в хорошем смысле) сложно. Временно оно или нет, поживем, увидим
В общем, сейчас Брандахлыст это такой ерш из всего чего только можно, иногда оно становится палочкой выручалочкой для текста. Что будет дальше неизвестно )))

Отредактировано rrr_may (2010-12-03 02:34:58)

0

98

10/01/11
В процессе спектакля, сюжет как-то не складывался. Вырисовывалось отношение к отдельным персонажам, отдельным сценам, а общей сказки не получалось. Впрочем определенный пунктир проявился. Тема такая: человек есть кукла, а кукла есть человек. Куклы были слишком похожи на живых людей, а живые люди на кукол. При этом спектакль получился достаточно мягким. Никаких фейсом об тейбл человеческих слабостей. Впрочем, кажется, что все это было, но не било хлыстом, не случилось того жесткого окукливания людей, тесного проникновения и смешения миров, болезненного смешения. В общем считаю, что спектакль не получился, но финал и то теплое и светлое, что в нем проросло... да пусть спектакль каждый раз вот так вот не получается!
В финале, той мозаике, что сложилась, быть может с нечетким рисунком, но четким ощущением, в ней была частица каждого персонажа. Крупица эмоций (даже негативных, будь то споры антрепренеров или напор гильдии), пусть крохотная, но очень важная для этой финальной картинки.

Антрепренеры получились очень яркими и напористыми, они грызлись, но, имхо, их не было слышно в зале... как бы правильно объяснить... не потому что не игралось, наоборот и еще какой наоборот (Олегарио спуску не дает ни Хавьеру, ни Лусио. Лакомкин умудряется поджаривать пятки не только молодым актерам, но и... даже произнести страшно – старикам). Сцена с антрепренерами была яркой, но смотрелась... Когда первый раз приходишь на «Кукол» эта сцена выглядит затянутой, даже когда играется очень хорошо, ты не в теме, пытаешься их слушать, но это достаточно тяжело. Все слепляется в какой-то единый ком их волнений. Впрочем, наверное, в этом и загвоздка вчерашнего спектакля – антрепренеры чуть торопились (отчасти эта торопливость была составляющей их «грызны» - один почти договорил, другой уже «клацает зубами», одергивает его), но все-таки в чем-то спешка не дала разлепить происходящее на составляющие. Кстати, странно, но афоризмы антрепренеров особо не «выстрелили», хотя все складывалось так, что должны были.
Потом актерский бунт, распекания Герцога, Агустин и как-то все обесцветилось. В общем, давайте уже кукол. Появился лже-Пигмалион и как-то оживилось, после артиллерийский удар от Пигмалиона-2, а далее – сами куклы. И вроде все по-настоящему, но происходящее не выходило в зал. Окукливание антрепренеров, актерской гильдии (когда Пигмалион-2 говорит про мышек полевых) оно было там и не выливалось на нас (ну, так показалось). Имхо, поскольку все осталось там и спектакль остался там. Мы его посмотрели, но не прожили.
А финал... куклы падали, нависала тишина и всего происходящего, словно не было, оно казалось не важным и не нужным. Споры антрепренеров, актерской гильдии, вызывающее «декольте» Аурелии в первом действии (наверно, чтобы отвлечь от монолога), ушедшие мечты юности (кстати, этой линии практически не было. Хм, однако, вылезают «копеечки» из-за которых спектакль получился таким каким он был), да и сам побег Герцога и Помпонины, крушение в Герцоге, сбой в Помпонине (ах, как она его уводила, практически тянула за нерв за собой и пойти страшно и не пойти не можешь, ибо она тянет). Оно все блекло, оставляя тишину – можете бегать, шуметь, бороться, а закончится зарядка – затихните и ничего не возьмете с собой. Все поступки становились такими... бессмысленными что ли, только «Любовь, любовь, любовь» - «На чем он торчит?» - «На Толстом» (c)

Я все пытаюсь про финал сказать)))
В финале еще до того как вышел Пигмалион вдруг четко осозналось - мне бесконечно жаль этих куколок, этих чудесных и немного взбалмошных деток. Они, как и люди в спектакле, дети пытающиеся понять – мышки они полевые или право имеют. Ведь и куклы, и люди считают, что право имеют именно они и у каждого целый мешок весомых аргументов. Эти кукольные детки пытаются понять что-то о жизни и даже выстраивать ее. Собственно люди занимаются тем же самым, но и та и другая сторона фактически проигрывают самой себе.
Ведь мы дети! Все мы дети, мотыльки вокруг огней!
Страсти сны нам только снятся, но душа проснется вновь,
Вечным светом загорятся - лишь влюбленность! Лишь любовь! (
и(с) «Фотоаппаратов)
... Это чудесные механические дети, мне по-хорошему жаль этих трогательных игрушек. Но я не могла понять откуда, из чего это чувство выросло. По ступенькам попыталась возвратиться к началу и получилось так, что чувство собралось по крупицам, полувзмахам, словам, светящимся кукольным глазам, намерениям. А сейчас они погибли. Куколки которые любили ибо так запрограммировано, проявляли зло, ибо это тоже запрограммировано, тараторили без устали, спорили, красовались, пели и танцевали. Они созданы совершенными – красивые, стройные, наглые – они покоряют, они в чем-то быть может даже побеждают человека, а где-то, наверное, проигрывают. Их создали чтобы играть и они играли, но помимо этого они очень хотели быть.

Актерская гильдия злилась, что на кукол бездушных их заменили. Быть может души не было в их шоу, но были искры и красота, все то и чуть-чуть сверх того, что они могли дать.
«Куклы» уже давно окунают во что-то жесткое на тему «человек значит не больше мышки полевой», но самих кукол в спектакле не было, как персонажа. Они были средством, эдаким ведром холодной воды, но сегодня... эта груда «деревяшек» (ну правда они так клево громыхают когда падают, прямо чурки падают) вызывала очень сильное теплое чувство. Они хотели, но вот так задумано и такой их финал – «Никто из нас не принадлежит самому себе. Мы все заложники своей собственной судьбы» и(с) «Фотоаппаратов»

А потом появился Он - Пигмалион самый главный и единственный.
rrr_may видела очень много «Кукол» и Пигмалионы всегда были очень разными. Финальная точка тоже получалось разной - Театр. Все было. Был счастлив. Акценты были очень разными, а вот такой любви к куклам как сегодня я не помню. На первом месте было не прошлое и не последний спектакль, а сами куклы которых он очень любит. Они были в нем и они были с ним.
У Пигмалиона-2 куклы оживают в руках («создание рук моих» - он вытягивает руки и в них оживают эти создания, то здесь они просто есть и это видно невооруженным глазом))
Пигмалион их не бросает и не выбрасывает, он передает их в музей – практически дарит им покой, который они заслужили, пройдя свой путь, научившись тому, чему они научились и научив Его. Он проследит, чтобы каждой из этих кукол было удобно на новом месте, чтобы у каждой были все необходимые условия. Он их создал, любит и оберегает... мы в ответе за тех, кого приручили.
История создания кукол, она была его историей, заложником которой он является. В ней не было той острой щемящей боли, или пафоса (по всякому бывало в спектаклях), она была очень отчетливой и ее нельзя было не заметить, но она была его, а потом он опять заговорил о своих созданиях и театре и мы вновь оказались на одной волне. После многоточия, поставленного «смертью» кукол, этот монолог стал постскриптумом таким светлым и обнадеживающим. Этот монолог уже милЬен лет не вплетался в спектакль.
И возник театр, магия которого манит, дарит забвение и этот театр выросший в сплетении невероятно светлого и доброго чувства о куклах и к куклам был потрясающим...а потом зазвучали монологи актеров и монолог, который хотелось бы услышать в новом «Гамлете». Ну, правда, если уж Есенин или хотя бы Моно не светит, то хотя бы разочек (а лучше два подряд как с японцами) летом, в качестве подарка для шизофреников, которые добрую половину месяца проводят на «горе влюбленных». Новый Гамлет, Клавдий-Белякович (и ваще идеально Полоний-Афанасьев) – это ж будет смерть всему живому (и на билеты из Японии тратится не нужно, ВР ведь скромно не умолчал в ЦДРИ о покупке билетов для японцев)))

0

99

01/02/11
Пигмалион настоящий – Александр Наумов

Театр принадлежит живым актерам
Спектакль получился сильным: с каплей дуристики (а как без нее)), но при всем при этом выстреливало очень многое, что прежде лишь «висело на стене», складывались какие-то совершенно потрясающие линии, а тень Беляковича много где мерещилась. Совершенно нереальный Пигмалион-2; сами куклы как составляющие чего-то (или, скорее, кого-то) целого, вывернутые наизнанку мечты и желания, а может быть и ты всего лишь кукла... Помпонина стреляет и круговерть утихает. Фигово непередатькак, от финала хотелось только вдоха, чтобы не задохнуться.
И появляется человек. Просто человек в пальто, шапочке, с темным шарфом на шее. Человек, какого, наверно, можно встретить на улице. Он подошел к куклам (которые аще как не правильно попадали), наступил в «круг» и, приблизившись к Помпонине посмотрел на нее. Посмотрел чуть дольше, чем обычно – она ничто, мираж, владеющий сердцем и этот мираж остановил взгляд. С нее все началось, с лесной нимфы. А потом этот человек заговорил и ... нет, придушить его не захотелось (последнее время этот Пигмалион чаще вызывает именно это желание – сыграл с нами, Герцогом, всеми жестокую шутку, спрашивается, за что без ножа зарезал, тебе фигово и нас всех решил лишить всего), все гораздо проще - как-то спокойненько в голове начался подсчет шагов до пустыря, чтобы там удавиться. Ну, потому что вообще никакой надежды ни на что. Этот человек вышел в свет и оказался не серым, не поникшим, не каким-то еще, а черным. Беспросветная чернота усталости и опустошенности. Не боль или разочарование, не горечь, не растерянность перед стенкой у которой оказался, а чернота, которая на нем лежала толстенным слоем. Шел, добивался, хотел, опустошенность, все было и все бессмысленно. И ты сидишь, нагруженный всем случившимся за последние три часа. Ууууу, гад, тебе плохо и устроил «представление», чтоб и нам было плохо. Короче, ща пойдем вместе повесимся. А потому что иначе вообще никак не получалось... Но потом ... потом нам подарили театр. Нет! Целый мир, бесконечный и прекрасный, соленый и сверкающий, отражающий блеск глаз и дарующий чувства. Мир, где все по-настоящему и все лишь игра. Глоток воздуха в горькой беспросветности, маленькое... нет, Большое чудо которого можно коснуться (ежедневно с семи до десяти))) которое рождается только на таких спектаклях как сегодня, когда каждая «клеточка» спектакля пульсировала, задевая твои собственные клеточки. Чудеса объяснить невозможно, в них верят и все. Вы меня понимаете? )))
---
До спектакля очччень интересовал вопрос, что Пигмалион настоящий будет читать в финале, или просто уйдет молча. Перебрали много чего, а о «Макбете» забыли ))
Текст жестоко ускользал, в тоже время весьма неожиданно палитра оказалась достаточно яркой, хоть и не многоцветной, а после спектакля таким, каким он получился и этого хватило

0

100

01.02.2011

Однажды мне пригрезилось, что Куклы это способ Пигмалиона поговорить с самим собой. Они ему нужны по той же причине, по которой Волшебник из «Обыкновенного чуда»  сочинил целую сказку, чтобы поговорить с женой о любви.  Пигмалион тоже волшебник и не может иначе. Каждая Кукла это  часть Пигмалиона, и говорят они о том, что волнует его, задают вопросы, которые он сам задает себе.  Начиная с Помпонины, с ее – а что же будет дальше? Разве Пигмалион в финале знает, что будет дальше? Этот вопрос мучит и его. А будет ли это дальше? И вопрос остается открытым. Что он, что Куклы знают о жизни вечной, кроме того, что люди прах и станут прахом. Что ждет тебя? Тебе куда бежать, ты знаешь?  А может быть и ты всего лишь Кукла?
В общем, каждая часть спектакля это часть «я» Пигмалиона и часть его финального монолога, о прошлом, о настоящем, о том, что радовало, и что стало тягостно и вопросы для себя, и для всех, все, что его волнует. И это часто печальная сказка. Потому что вопрос, – «а что же будет дальше?», имеет разные ответы.
Пигмалион (Александра Наумова) может и замкнул круг для себя, но не для зрителя. Подарив надежду,  – а у вас все еще впереди, театр, который принадлежит живым актерам, из плоти, крови и нервов и только им. Театр куда приходят люди как в храм… и как там…дальше Макдуф? )
Этот замкнутый круг лишь поворот вокруг своей оси, в зал. И дальше обязательно будет.

Еще мне пригрезилось, что Куклы ломались на высоком, какой-то ступени недоступного. Когда Пигмалион Евгения Бакалова говорил, что будет создавать что-то совершено новое, что превосходит по качествам своим создателя, приходит в голову что самое совершенное в своем несовершенстве лишь человек, его душа. И это единственное чем он не смог наделить своих Кукол даже  возомнив себя творцом – душой. Хотя Куклы сейчас создания безусловно одушевлённые (не от того ли что это кто-то сделал их через Пигмалиона). Но именно это отличает живое от неживого, и жизнь вечную от механического бессмертия. И в финале, что-то ломается, как раз между словами Каина и Пигмалона, в разговоре о вечном.

П.С. Никогда раньше, на моей памяти, Пигмалион не гонял своих Кукол столь яростно, а они не отвечали, так что можно было бы выбить из рук мучителя воображаемый хлыст.  Но суматошный побег оканчивался безвыходно – Пигмалион ждал их везде, куда бы они не повернули.

0