Глубокое подполье зрительного зала

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Dostoevsky-trip

Сообщений 21 страница 40 из 45

21

Отнюдь ;) вопросов я не задавала и ответов не просила, и на подобные вопросы отвечу, только когда услышу мнение спрашивающего. Скажи, а потом спроси - действую по такой схеме. вот эдакая причуда ))Поверьте, списывать ваше впечатление не стану.
Так зацепило? Отчего такой вопрос-то?

Отредактировано rrr_may (2008-02-01 02:20:34)

0

22

Ладно, щас попробую собраться с мыслями и что-то выразить.
На этом спектакле я была первый раз. Шла в основном из-за любимых актёров.

Ощущения очень противоречивые. Благодаря этому спектаклю в моей внутренней классификации появилась категория "Спектакль, который я не хочу больше смотреть, но в котором я хотела бы играть")))
Про "зацепило": я почему спрашиваю - и здесь, и на форуме театра - потому что меня не зацепило. То есть есть какое-то ощущение: "вот как это должно было подействовать", но... - не подействовало.
До спектакля специально не читала ничего - ни пьесу, ни что-либо о ней. Хотелось чистоты восприятия. После спектакля поняла, что тема - прошла мимо, не моё это. Что то, что меня хоть как-то тронуло, - цитаты из Достоевского. Что нет связи между образами героев "Идиота" и рассказчиками монологов заключительной части. Может быть, её и быть не должно. Это фарс. Хорошо. Только тогда должно быть больше смеха, а тут всё сыграно так серьёзно... Это трагифарс. Хорошо. Может быть, я не люблю трагифарс?) Монологи... такие сильные... кажется, так и должны выстрелить! - но нет, всё мимо... Может, просто у меня было счастливое детство?)..
Вечером после спектакля прочитала пьесу. Постановка ВРБ её безусловно спасает. При этом мне было бы интересно её читать, но не смотреть в театре. Кто-то уже писал что-то про "жаль, что театр на Ю-З растрачивает талант актёров на такие пьесы". Я почти согласилась бы, если бы не один нюанс...)
Извините, если выражаюсь не очень ясно, но я говорила, что ощущения противоречивы.
Прочитав все эти мои "мимо, не моё, не люблю...", вы, может быть, спросите: "Тогда почему ты, Faconde, относишь этот спектакль к разряду тех, где хотела бы играть?". Ведь значит, чем-то он цепляет? Я хотела бы сыграть в этой пьесе - при этом всё равно, кого - потому, что сами образы очень яркие. Очень интересно их играть, очень!..
Актёров надо похвалить. (Вообще, надо не забывать хвалить актёров ;) ) Почти всех. В тех, на кого я шла, я не разочаровалась.

Вот такие пока мысли. Остаётся много вопросов. К пьесе, к автору, к режиссёру. Но чтобы их решить, второй раз я на спектакль не пойду.

+1

23

rrr_may! про то, что Вы будете списывать моё мнение даже мысли у меня не было! я тут всех уважаю и надеюсь, что это взаимно :)

0

24

Faconde, не спрошу, совсем не спрошу. Противоречиво, но понятно ;)

Faconde написал(а):

Спектакль, который я не хочу больше смотреть, но в котором я хотела бы играть")))

Я не знаю насколько это тоже самое и вообще близко ли к этому, но у меня сейчас внутреннее ощущение от спектакля - Мне тоже есть, что рассказать на этой бочке. Причем я никогда не задумывалась об этих вещах, не выделяла их, но оказывается что они есть. И становится не по себе. Ведь этих персонажей все эти бяки в детстве привели сюда, в это место, где они все вместе сгорели. Сгорю ли я? Ну, это уже самокопания, самофилософстования, и уже уход от самого спектакля, но к этому привел меня Трип. Причем не сразу.

Интересно. Я тоже когда-то пришла только из-за актеров, которых уже полюбила. О Сорокине знала не много и поклонницей не являлась, да и не являюсь, а его «Пир» до сих пор хочу ритуально сжечь, но сейчас не об этом))
Скажу, что после первого просмотра я для себя решила никогда в жизни больше на эту чушь не приходить)) Бессмыслица и бессвязица, да еще с ненормативной лексикой, которая «засоряет биополе окружающих» (это фактически цитата из Щей, но на тот момент, два года назад, это было для меня весьма сильной причиной не важно почему). Был вывод - единственное что можно смотреть - начало, куски Достоевского. Чудо. А какая Карина)) И очень бы хотелось, чтобы ВР поставил Идиота, ведь уже есть персонажи, готовые, ну только чуть-чуть доделать. И были мысли покупать билет с краю, чтобы в середине уйти, и не портить настроение мерзостным финалом. Даже не самым финалом - рассказы на бочке, а когда их клинить начинает с форсунками и закончившимися алмазами.
Мыслей о том, что это как-то должно подействовать - Боже упаси! Этот бред должен как-то и куда-то действовать? Первая часть совершенно оторвана от второй и как вообще ВР мог это сделать? Осталось что-то такое странно-непонятное. Вроде бы да, но все-таки какая то фигня. В общем, противоречиво))) А еще раз пойти, нетужнетуж. Мат, грязь, бред, данунафик.

Вооооот. Как второй раз попала, не помню, либо по инерции, либо за компанию, либо все-таки персонажи Идиота затащили, точнее Настасья Филипповна и Мышкин. Не помню.
Второй раз опять был в основном только Достоевский, было много обсуждений именно этих персонажей, а остальная часть - практически выброшена. А вот в третий раз, мой личный трип сложился (ну как мне кажется), как-то проявилась связь между первой и второй частью, логическое перетекание из одного в другое. Только не просите объяснить, оно тонко, на уровне ощущения. И впервые был понят, точнее принят финал со всеми форсунками и историями (здесь на форуме я писала уже об этом, а все фи остались незадокументированными).
Фактически получилась история моей подсадки на трип))) Но сейчас я совершенно по-другому воспринимаю все происходящее в спектакле. Причем каждый раз идет странный новый виток (я совсем не агитирую)))) И скажу, что сейчас мне больше хочется услышать финал, а еще больше увидеть самую последнюю сцену. Ну в выше написанной классификации я это написала. О самом спектакле 30-го напишу чуть позже.

Отредактировано rrr_may (2009-12-18 10:19:34)

0

25

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано rrr_may (2008-02-01 11:15:17)

0

26

Кстати

Faconde написал(а):

После спектакля поняла, что тема - прошла мимо, не моё это.

Спросите меня об этом, и поставите в тупик. Я понятия не имею и не знаю смогу ли когда-нибудь сформулировать, что за тема в спектакле. Для меня это просто Достоевский-трип, вне времени, вне смысла, вне сюжета. Вот так непонятно и сумбурно

Отредактировано rrr_may (2009-12-18 10:19:54)

0

27

Сижу и думаю, а как же было у меня. На форуме сохранились первые впечатления. Хотя писала я тогда через силу. Чувства были тоже противоречивые, и я помню что Сорокин впечатлил меньше Достоевского. У меня есть подозрение, что эта некая норма для данного спектакля, как и «выстрел» не с первого раза. Я не помню, хотя нет, помню, просто не готов об этом говорить, почему присвоила себе слова – «мы не умрем». Мне нечего рассказать на бочке, но мне есть что услышать и иногда выходит слишком лично. Здесь имеет значение все: место, время и дозировка.

rrr_may
Просто неприличное ЧМ о теме спектакля ) Сразу вспомнила: вчера была на спектакле Коляды «Курица», так вот там в конце есть примерна такая реплика – «а главная мысль в спектакле – а не удавится ли, а?»

0

28

Я была первый раз, очень понравилось. Но пока ничего толкового сказать не получается.  Кроме того, что вчера отзывалось внутри эхом:

Кто в этом мире торгует счастьем,
Кто здесь торгует злом?
Разделим счастье на равные части,
Согреваясь одним теплом.

Жесты отчаянно агрессивны,
Танец раненых птиц.
В этом бессилии мы всесильны,
Маски с тысячью лиц.

В этом бессилии мы порочны
Невинностью детских глаз.
Нас темнота разберет построчно,
Убивая в сто первый раз.

Все здесь немного торгуют счастьем,
Также торгуя злом.
Разделим счастье на равные части.
Согреемся.
И не умрем.

+1

29

Jane, каждое слово в точку. Хотела процитировать какую-нибудь строчку. Ну вот самую, самую мою, что укладывается в мой спеткакль. Процитировалось все, поэтому отказалась от столь "гениальной" задумки )))

0

30

30/01/08
Dostoevsky-trip и около него

Наверно после N числа просмотров уже можно пытаться трезво оценить, искать ответы. Да, да на те самые вопросы, что возникают к режиссеру, к автору, к пьесе. Хотя какое там трезво, если внутри опять блуждают семь теней, семь историй, семь пар глаз. Не отпускают, держат, вытягивают самые страшные уголки. Раскладывают перед тобой на собственных историях где-то твою жизнь.
Интересно, а ведь отношение к каждому кусочку спектакля изменяется. И речь идет не о градации не «нравится - не нравится». Вообще нынешняя моя исходная посылка к спектаклю - он есть, и я возьму его таким, какой он есть, без одобрений и отрицаний...
Сначала это действительно были «наркотики» (в кавычках), книжные наркотики, ломка, страшная и настоящая, зеленые лица умирающих людей. Теперь это что-то другое, совсем и абсолютно. Не здесь и не сейчас, вне пространства, вне времени, вне существования. Вакуум и семь бочек из каждой из которых рождается и умирает душа.
Нет связи между первым и вторым? Ну да. Ее не было, а сейчас она очевидно ощутима, возможно, оттого, что сейчас я знаю, что будет превращение, будет переход из Достоевского в Трип. Спектакль воспринимается целиком, единым фрагментом жизни. Раньше этого не было, был восхитительный Достоевский, персонажи Идиота и... весьма странные мужчины и женщины от Сорокина. В первой части своя боль, назову ее «боль от классика», во второй - грязь от сегодняшнего дня. И все это правильно и логически перетекает из первого во второе. И перед нами уже вроде не персонажи Достоевского. Ключевое слово «вроде». Для меня теперь (раньше - нет, сейчас - да) все они продолжают быть теми самыми персонажами, в которых превратились. Та паутина, она все еще держит, хоть и говорят о другом и по-другому. Сами герои Идиота, своими движениями словами и мотивами сваливаются туда, на эту бочку. Будто все нити ведут к этому центру, черному центру, куда стекается все, все черное и мрачное…
Князь Мышкин, только от него можно услышать все то, что он говорил Настасье Филипповне. А ведь оно выросло из того вагона в метро. Настасья Филипповна, дерзкий зверек, испуганно и настороженно смотрящий из-под полей шляпы надвинутой на глаза. Каждый удар палкой развернулся и стал рикошетить вокруг. С самого первого слова Ипполита летают бабочки. Они есть до того, как они возникают в словах. Он стал тогда и останется ловцом бабочек, выстраивая тонкий мир, разрывая его и выстраивая вновь. Сжигая коробку, он убил первое слово детства. Жесткий Рогожин, жестоко боровшийся за себя. Синяя нога. Он кусался тогда, он продолжает кусаться теперь, пытаясь смять под себя все выбивающиеся куски жизни. Тогда это был отцовский нож, жвачка и булочки, сейчас - сила, деньги, власть. Ганя Иволгин, любивший Дика, избитый за детскую привязанность. Ведь он сидит на Толстом «Любовь, любовь, любовь. Любовь творит чудеса». Рассказ Вари, с невероятной злобой, детской жестокостью, почти зубовный скрежет на все вокруг, она била и ударит еще или плюнет. А вот Лебедев, наверно только его в финале я не могу назвать Лебедевым. Этот человек с самого начала знал о финале, и спокойнее всех подошел к нему, он уже прожил свою жизнь, свою «историю на бочке», свой огонь. Он сразу говорил - памяти у вас нет, нам будет клево! Он помнит, и идет к этому. Его рассказ самый безэмоциональный (без привычных докинских интонаций и акцентов). Жизнь, настоящая, страшная. Более просто рассказать нельзя. Почти не слышно, но слишком ощутимо. Он уже заранее знал, что сгорит, через пару минут, как только расскажет, сгорит, он знал… возможно внутри уже тлел. Мы не умрем, нам будет клево, мы вернемся и вспомним еще раз.

Каким жестоким был финал в этот раз. Обидно до слез. Персонажи даже не успели уйти, а огни погасли. Сэкономили? Мало, жестоко мало огня. Правда, упущенные секунды дополнились полной темнотой в финале. Темнота, что «даже лапок не видно» (с) и абсолютная тишина. Мы были вне времени и пространства, мы провалились в него. Восхитительно, но опять мааааало))

Ведь каждый раз нового нельзя вытащить. Оно есть внутри, теперь знаю точно, есть, но повторно разворошить, поднять, вытащить... не то, что невозможно. Хотя конечно всегда все будет иначе из-за собственного мироощущения проблеморешения в данный отрезок времени, и тем не менее... Что еще-то тащить? Куда уж дальше-то? Все. Добрались до самого дна, о котором даже себе не известно. Вытащили и встряхнули. Что нового можно выколупнуть, когда уже перековырено. И очередной Dostoevsky-trip нового не подарит. Так думал молодой повеса, летя в пыли на почтовых, всевышней волею Зевеса наследник всех своих родных. Так ведь нет, уцепит одним словом, только одним, подцепит и вывернет. Ударило слово, а за ним целая вереница, которая ссыпается в этот укол и разрывается внутри. И опять получается Dostoevsky-trip в полной красе.
И не угадаешь заранее какое это будет слово, да и будет ли оно вообще. Но вчера было, опять было, меня были три слова, не фразы, а просто слова, простите называть не стану, итак слишком много сказано. Но как же они попали, что называется в яблочко.
Конечно-конечно, все это можно сказать о многих спектаклях. Нужное слово можно услышать всегда, лишь бы хотеть слышать. По ЮЗоклассификации это где-то спекакль-источник Но, разница все-таки есть. Масштабы. Где-то там слова - помощь, источник для нахождения ответа на вопрос. Здесь слова - «убийцы» (в кавычках!), пригвождающий к своему нутру (понятия не имею насколько понятно, все то, что здесь облечено в букоффки, но разжевывать не стану. Dostoevsky-trip у каждого свой)). И вновь наизнанку, мехом внутрь, и опять солью разъедает. Нет-нет-нет, больше никаких трипов. Кстати, а когда там он в марте? 12-го? Ну, пожалуйста, один билет, кстати, а телефон Кащенко не подскажите? А лучше напишите на билете, а то я забуду.

Отредактировано rrr_may (2009-12-18 10:20:22)

+1

31

Dostoevsky-Trip
12 марта 2008
В новом составе Лебедев - Санников, Химик - Кириллов, которые уже впечатаны в свежеизготовленную цветную программку. Положа руку на сердце не торкнуло, кровь не разогналась, кайф не удался. Так и получается что можешь говорить об отдельных картинках, а не о общем, коллективном кайфе, соре и сожжении всей черноты - все это только в воспоминаниях из прошлых спектаклей.
Но это все, имхо.

Хотя началось мощно и весьма многообещающе. Общее ожидание дилера, скачки сознания, воспоминания и смешения разных толстых, хармсов и горьких. Кому что. Здесь впервые не просто услышала Лебедева, а ощутила его действия. Да, он помнит о том, что было, он уже сгорал, и он прошел это очищение - «Неужели вы не помните, нам будет клево, клево, клево». Какой-то частью себя он хочет пережить заново весь этот ужас, поднять его изнутри и сжечь в том мерном пламени, собственном пламени. Но в ожидании дилера все паникуют, ссорятся, доходит до драки, а Лебедев пытается удержать эту кучку людей, потому что кайф может быть только коллективным. Он готов сражаться, противостоять ради чего-то отчего будет клево не только ему, «будет клево нам». Мы пока не знаем чего (и сегодня не узнаем...) Борьба в каждом слове, борьба и игра с собственной ломкой, с собственным существованием. Ломка от желания что-нибудь почитать.
Появившиеся Продавец и Химик буквально ворвались, взбудоражили и где-то обнадежили, почти вернув смысл существования, смысл ожидания - сейчас будет доза. Продавец - это какой-то монстр, раненый зверь, к которому не подходи, иначе загрызет. Да он только что прорывался через каких-то демонстрантов, тащил все это барахло. Его крик почти заставляет вжиматься в пол всю семерку ожидающих. Не произнеси лишнее слово, обидится и уйдет, так и сдохнешь здесь в этом закоулке. Поэтому молчим (Продавец, а вы страшный человек). Химик...эммм типичный химик. Скользкий, эдакий змееныш-гаденыш, чуть помешанный на своих копонентах-ингридиентах. Но точно знающий, что с чем и в каких пропорциях смешивать. У него в загашнике всегда найдется что-нибудь собственного производства, пусть еще и не до конца опробованное. Жутковато от его присутствия. Что он подложит и подольет тебе? Ведь может. Если от Продавца страшно - зашибет и не заметит, то здесь жутковато ибо этот убьет не напрямую. Смешать, получить нужную консистенцию. Ведь трип - это он сам составлял. Ну да вышла осечка, ну ничего разбавим, сделаем помягче, первый раз что ли. Каждый может ошибиться....
Вообще у Продавца и Химика правильный такой тандем получается. Один замешивает, другой ведет переговорную часть. Бизнес он и есть бизнес.

В финале, на бочке слова отказывались материализовываться, забывались и мучительно вспоминались, из болезненно-трагичных историй приведших сюда превратились в какие-то обыденно и где-то даже смешные. Хотя смеяться не тянуло, но вокруг посмеивались. Наверно, самая получившаяся история, имхо (!) про Дика. А еще слова Лебедева, самые последние, но я их слышала, потому что всегда хочу услышать и безумно их люблю. Все остальные истории получились предложением, финал которого слегка затерт ластиком, оттого букв и слов не разобрать. Они есть, но их не видно. Немножко обидно, потому что хотелось Достоевского. Хотя... ведь Достоевский был (может не такой яркий как мог бы быть), но Достоевский все-таки был...а вот Трип не очень...
Вообще об этом спектакле сложно говорить, что именно было не так. Вот просто не пошло, не дотянулось...
После спектакля из честно подслушанного: «весь спектакль это чтобы посмеяться». Это от тех, кто был впервые. А так...ну, да, сегодня доза была с новой примесью, она еще войдет в состав, хочется верить, и существующие ингредиенты не подкачают, и, тогда, ударит. Точнее, встряхнет и вывернет, иначе это не Dostoevsky-Trip

0

32

Чем дальше, тем больше со спектаклями тебя связывают личные отношения. Вчера, чуть запыхавшись, пробегая от метро к театру я себя видела не сегодняшней, а той, что была мной два года назад. Девочкой, с единственной розой купленной больше для себя, чем для кого-то, так чтобы в руках зимним вечером подержать и своей почувствовать хоть на пару минут. День тогда случился тоскливый, серый, не потому что он таким был, а таким он казался мне, словно свет выключили. Именно тогда, в тот вечер я как-то отчетливо поняла что – мы не умрем. Мне тогда надо было в это поверить, работа с больными детьми, на которых всем наплевать измотала, душевно, физически, но мне сказали – мы не умрем и я жила с этой верой, смогла жить дальше. Кажется смешным, что спектакль может так изменить твою жизнь, а он изменил. Когда мне становится страшно, когда кажется что все - так дальше  продолжатся не может, я слышу – мы не умрем.
Я могу много чего рассказать о вчерашнем спектакле, но это не связывается в единый текст – мне кажется, что многого я просто не помню. Музыка всегда была такой громкой вначале? Я забыла. А Настасья Филипповна, то как она верила каждому слову сказки Князя Мышкина, ведь с ней, с этой сказкой можно жить дальше? Или наоборот как, услышав ее жить дальше? Я забыла или она, Настасья Филипповна, всегда такая – словно последний шаг уже делать некуда? Я не помнила такого Ганю Иволгина. Того как он разжимается после слов Настасьи Филипповны словно она его плетьми била, истязала. И все остальное, что с ним происходило в спектакле. казалось настолько естественным, правильным, не разрывным что я и к Сорокину изменила свое отношение. Максим Шахет вчера позволил мне переосмыслить не только всю свою роль, но и пьесу. На этот раз я постараюсь запомнить. Запомнить, как историю Ипполита о матери, о бабочках - мне словно рядом дали пройти, а о таком даже просить страшно, но тут сами все предложили и дали. Больно, тяжело, но незабываемо.
Знаете, а я все еще верю Лебедеву, его иголке в которой сотня жоп и в то, что мы не умрем, может быть даже сильнее чем надо в это верить. Когда он за бочкой повторял. и повторял свою историю я верила так же сильно, как и тогда когда он это говорил в зал.
У меня уже нет, той единственной розы, но я помню, что тогда отдала ее как часть себя за эту фразу – мы не умрем!

А вчера когда горели бочки первой потухла та, что посередине, вспыхнула и сразу потухла… но все равно – мы не умрем!

Отредактировано Lek (2008-11-19 13:39:25)

0

33

DT, 18.11.2008

Есть спектакли, после которых наступает состояние безысходности.

Долгое время не покидает ощущение, будто у тебя глубоко в душе поковырялись и что-то вынули. Пустота, граничащая с приливом увиденного глазами, услышанного ушами и принятого мозгом, удручает. Нестерпимо тянет выпить крепкого алкоголя или завыть на Луну.
Но вместе с тем как-то хорошо.

DT «цепляет». Ведь после описанных ощущений может быть хорошо лишь в том случае, если есть за что цеплять. Сам факт того, что есть за что зацепить, что внутри в принципе что-то есть, - радует. Медленно, иногда улыбаясь (наверное, со стороны это выглядит, как улыбка сумасшедшего), с интонацией Лебедева начинаешь произносить свои «мы не бездушны, мы не бездушны, не бездушны».

Картина прошедшего вечера для меня стала ясной с самого начала. Всё как-то встало на свои места, по-моему зазвучало, слова стали емкими, острыми, втыкались глубоко. Сцены в ожидании кайфа оказались очень убедительными, особенно в исполнении бедолаги, которому от Толстого было х..вее, чем даже от Франсуазы Саган. И пока продавец и химик петляли закоулками и не спешили принести кайф, ломка, истерика, агрессия и физические заламывания рук сводили меня с ума.

Под кайфом каждого «разложило» по-своему. Особенно впечатлили Ганя Иволгин и Настасья Филипповна. Причем образ Гани был донесен настолько чисто, явно и эмоционально, что глаз от него оторвать было невозможно. Настасья Филипповна всегда находилась на первом плане, даже когда на выходе, уже потеряв «достоевскую сущность», читая монолог о детстве и уходя «за кадр», медленно сползая по бочке и, кажется, желая увести её за собой, закрыться, спрятаться в последний раз, она была – всеми жестами, своей мимикой, будто ловила каждое слово постороннего, пропускала через себя, жила им.

Что меня до сих пор смущает, это монологи-воспоминания. Тот что был в исполнении Гани, про ружье, охоту и любимого пса, рассказанный пусть и монотонно, но несколько с расстановкой, оставил незабываемый след. А вот остальные – пролетели пулей. Я понимаю, что это те обрывки воспоминаний, которые одновременно и хочется проговорить, чтобы не упустить вдруг всплывших деталей, и поговорить быстрее, чтобы закончить – и забыть навсегда. Но все же… некоторые моменты из них совсем не остаются в памяти, стираются сразу же, а сознание словно замирает. Лишь на «мы не умрем» Лебедева вдруг приходишь в себя, встряхиваешься… «Мы не умрем».

Но, пожалуй, самым впечатляющим эффектом от DT для меня остается способность этого действа удивительным образом тестировать аудиторию на взрослость и восприятие. Когда произнесенные «х..», «пип….ка» и «ж.па» вызывают раннеподростковый смешок, а некоторых заставляют хихикать, словно в первый раз коснулись еще не потревоженного реальной жесткостью языка слуха. Тогда понимаешь, насколько еще примитивно в восприятии и открытости наше общество, которому, вероятно, никакой кайф – ни индивидуальный, ни коллективный – не помогут.

0

34

18/11/08

Памяти у вас нет. Нам будет клево, клево, клево...
Странный спектакль, очень странный. «Достоевский - отличная вещь, попробуй, еще придешь...», а может, и нет. Одинаково не понимаю, как его можно смотреть и не понимаю как его можно не смотреть. Знаю, что не смогу ответить на вопрос, почему прихожу на этот спектакль, проваливаясь в него с головой. Нет, это не просто «забвение, которое дарят актеры, священнодействуя», это гипноз, когда тебя с головой буквально заталкивают не в происходящее на сцене, а в твой собственный панцирь, заставляя оглядеть и поскрести внутренние стенки и вылезти...нет... родиться заново... И вновь, стремишься погрузиться в гипноз вовсе не для того, чтобы почувствовать то, что не хочется чувствовать, впрочем, оно в этот вечер и не возникло. ... Да, сегодня не возникло мысли, что можно выйти на бочку, что ты следующий в очереди этих историй, и окажется тоже есть что рассказать, может потому, что все это уже давно рассказано, пусть и не вслух, но трип выслушал эти истории... А может быть, спектакль получился таким, стремясь проскочить и убежать от черноты и превратиться в огонь. ... Очень нужен был этот огонь, чтобы сгорело все, освободив место для нового, для лучшего... Все происходящее казалось непривычно громким. Не только музыка звучала громче обычного, но и голоса тоже казались громче (хотя может давно не слышала их). По ощущениям (как собственным, так и шедшим со сцены) - как же давно не играли Достоевского. Когда смотришь и понимаешь - этих актеров ты видишь впервые, ты совершенно не знаешь их. Trip открывает какую-то другую сторону, которая не проявляется ни в одном другом спектакле...
«Мы не умрем... » непроизвольно поймала себя, по-другому стало... Это не печать, которая закрывает все случившееся, а потом, как постскриптум еле уловимо, одними губами: «мы не умрем, не умрем». Для Лебедева оно было озарением… точнее , знанием, которое вдруг четко осозналось, проявилось. Он знал это всегда, но здесь и сейчас почувствовал, и не захотел отпустить. Съедаемый изнутри новым несовершенным «наркотиком», отнимающим жизнь, верил, продолжал верить, бился будто рыба на льду у которой отобрали возможность дышать, но он верил и продолжал верить, разрезая темноту - «мы не умрем», - «не умрем» даже когда уже не было сил, и trip скрутил окончательно... не умрем. И так держишь внутри эти «печати», как драгоценные сокровища и богаче тебя нет никого на свете... потому что «мы не умрем», потому что эти актеры, вот такие и умеют вот так...
В пустоте, среди тишины черных бочек и упавших тел, на мгновение стало страшно, пустота, почти безысходность... а потом... они тихо-тихо поднялись и медленно неслышно стали уходить. Тихо. А в спинах таящих силуэтов, отражается все случившееся с момента приема «дозы». Все то странное счастье и несчастье, надежда и радость, грусть и вера, боль и спасение..., вольные позы Настасьи Филипповны, на черной бочке она сидела словно на троне - королева, царство которой весь окружающий мир, которого глазом не охватить. В осязаемой темноте продолжаешь видеть ее живые руки, и глаза счастливые ровно настолько насколько и печальные, чувствовать болезненную ярость Ипполита, рьяно пробивающимся вперед к жизни, корабль «любовь сестры» с серебряной лестницей и заточение из которого Варя тщетно пыталась вырваться «выпустите меня», властное полукасание Рогожина - «моя королева!» - живой статуи на черной бочке, робкие движения Князя и его дрожащий взгляд, струны души, на которых играют худые детские руки, сильное и новое тело, которое все-таки сломалось, потому что все новое рано или поздно ломается, испуганные глаза девчонки сидящей на бочке со шляпой надвинутой на глаза, дрожащий мальчишка, лежащий на умирающей собаке... даже не подозреваешь как много всего, оно хаотически разбросано, оно кажется чересчур несвязным, но в какую удивительную картину оно складывается... и время от времени вспоминается и дарит... ... неизменно дарит, достаточно вспомнить...

0

35

rrr_may написал(а):

Огоньки Душ, сгоревших после этого коллективного помешательства, словно маленькое соревнование - кто сгорит первым. В полной темноте семь язычков, семь Душ, семь жизней.

Подскажите, пожалуйста: огоньки всегда гаснут неодновременно?

0

36

mielga, да всегда и всегда по разному и в разном порядке.
Иногда они быстро-быстро сгорают и фигуры даже не успевают уйти, и в такие дни всегда немного жаль, что случается именно так. А вчера (18/03/09) очень красиво получилось - один из огоньков горел долго, а потом словно играючи чуть затухал, но снова загорался. Пламя подрагивало, замирало и возроздалось, словно подписываясь под "мы не умрем".

0

37

Спасибо! Я как раз вчера впервые посмотрела спектакль. Этот огонёк был великолепен. Наверное, он был не меньшим актёром, чем люди. Он так аккуратно и пластично менялся...

0

38

непроизвольно захотелось продолжить многоточие

mielga написал(а):

Он так аккуратно и пластично менялся...

...ему было обидно, быть участником спектакля и не поиграть. Как настоящий актер, почувстсовав зрителя, захотел забрать и него по максимуму и отдать все что имел. По моему у него получилось на сотню процентов, получилось перессказать в нескольких полуфразах все-все что мы только что видели. С первого ряда не видна поверхность, где танцует "актер", и когда он затихал, был черный ободок, подсвеченный изнутри, а потом вновь появлялся язычок и прятался опять. Вспыхнуло безумство ломки и угасло от почти утеряной "дозы" из-за того что нас только семеро, вспыхнул королевский аккорд Настасьи Филипповны и угас в окончании дозы, вспыхнула новая ломка от окончания действия дозы и оборвалась как струны нового тела Ипполита, и последние вспышки на общей бочке... у каждого свои...

Нда это уже просто неприлично, столько сказала про огонек, а про персонажей ни слова... исправлюсь  :writing:

Отредактировано rrr_may (2009-03-19 15:43:56)

0

39

Набрел на два отзыва, немножко процитирую:

http://www.galina-poems.com/forum/viewt … mp;start=0
helgarus Мар 13, 2008
«Пыталась сформулировать свое состояние на выходе из театра в двух словах. Получается невообразимое словосочетание: "тошнотворный восторг".
Серьезно. Правда. Тошно до головокружения как при сотрясении и в то же время "какая-то приятная легкость во всем теле образовалась". Кайф? Наверное. Вот за эти.. непонятные, неизведанные, но так заряжающие энергией эмоции я и люблю Юго-Запад.»

http://marusechka-m.livejournal.com/79946.html
marusechka_m 2009-05-14 01:28
«...редко, очень редко случается так, что незаметно для себя самого вдруг перестаешь смотреть спектакль как спектакль. Перестаешь удивляться актерским открытиям и режиссерским находкам, перестаешь на автомате отмечать штампы и фиксировать оговорки, перестаешь негодовать на не в меру шумного соседа или… В общем, когда включается свет в зале, актеры выходят на поклоны, а ты сидишь и руки для аплодисментов поднять не можешь… Приходишь, возвращаешься в себя…
И главное то, что поначалу – да и до сих пор не совсем понятно почему! »

0

40

Была на спектакле первый раз. Пошла вопреки противоречиям многих.Как ни странно, совершенно не резали слух и не удивляли истинные русские слова, а даже наоброт, заставляли лучше понимать атмосферу творящегося на сцене.
Да, спектакль необычный, но по-хорошему необычный. И если смотреть в глубь, то видишь в этих наркоманах простых людей со своими страхами, чувствами, переживаниями. И вот только тогда начинаешь понимать смысл всего происходящего, начинаешь думать, размышлять. Невероятно сильная игра актёров! ТАК играть ломку, чтобы зритель верил дано не каждому, а им всем веришь, всем без исключения...
Особенно ударила фраза "мы не умрём". Почему то этим словам веришь, становится как-то спокойно, хорошо. А вот после ощущение двоякое. Вроде спектакль тронул, но что-то не то... Становится понятно, что нужно переварить, а переварив, восхищаешься воздействием, чувствуешь себя как-то по другому, начинаются ахи и охи.
СПАСИБО огромное за этот спектакль!!! :cool:

Тепрь я понимаю, что ЮЗ это наркотик, и я думаю не для меня одной :) Особенно это чувствуется во время перрерыва между сезонами)

0