Глубокое подполье зрительного зала

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Макбет

Сообщений 21 страница 36 из 36

21

17/11/10
продолжаем о наболевшем
Ничего не понимаю. Говорю по буквам: Николай, Иван, Харитон, Ульяна, Яков. Ни-че-го.
Что за злая шутка: Макбет – Матошин. Нет, я честно пыталась верить до спектакля, честно пыталась поверить и что-то отыскать все первое действие, ко второму кредит доверия и лимит авансов исчерпался. Несовместим Матошин с текстами Шекспира, категорически. Я, конечно, рада что мне насыпали горстку слов – выбирай какие хочешь, а вот тебе в другую горстку знаки препинания – расставляй как хочешь. Ладно, иногда, нууу очень иногда в этом даже есть что-то, но чаще всего – бред серенькой лошадки. Из «Макбета» пример не приведу, могу из «РиДж», на всю жизнь запомнилось – в склепе – «Любовь моя, старуха.» /ээ чего-чего? а оказывается/ - «старуха смерть что-то там». Мало того, что половина не понятна, так другая половина успешно съедена в окончаниях. А, верно, чего заморачиваться. То ли дело гражданин Ментейс (Дементьев), артикуляция зашибись, каждое слово произнес, так четко, ну так четко, почти каллиграфично. Еще бы сыграл все что говорил, цены бы не было.
В общем как бы... хотелось бы какого-то смысла от самого Макбета, почитать и в книжке можно. Чё в сто пятый раз сделать скидку на первый раз? Бред какой-то. Ведь десятый раз будет такой же.
Lek, вохищена, как ты умудрилась придумать столько смыслов макбетовскому речитативу. Даже можно подумать, что действительно что-то там такое было.
Как бы это назвать... ну, не Макбет это, Джованни в худшем своем варианте. Понимаю, когда Ромео плачет в три ручья (хотя и там не понимаю, но... бог с ним, пусть рыдает). Понимаю, когда ноет Джованни (хотя он уже сто лет как не плачет), но когда Макбет в три ручья весь спектакль... и вот это вот Макбет, который победил, когда уже не надеялись, размахивая мечом, кого-то там одолел, потом водрузил что-то там на меч. В общем до спектакля думалось о нечто в разрезе графа Дракулы,... не угадалось)

Почему не Афанасьев? Вместе с Леди-Авиловой аццкая смесь бы получилась. Разница в возрасте? Фигня. Такая Леди, вот такая вот:

Lek написал(а):

на такую Леди можно и замок оставить, уйдя на войну и вернутся истерзанным в ее объятье почтешь за счастье и честь. Ее появление пред королем и свитой обставлено иначе. Она не выходит из ворот перед остановившимися у замка мужчинами. Это мужчины останавливают перед ней своих коней. Она может себе позволить остановить и войско, если того пожелает.

Она для любой особи в кольчуге будет бриллиантом. Для чего ей вот это вот не понимаю. Могу зацепиться за те две слезы выкатившиеся из ее глаз -
Непроницаемое, металлическое лицо, хоть бы мускул дрогнул, королевская полуулыбка, надменность слов (как же Авилова красива в этой роли) и вдруг... ну там Макбета в какой-то момент совсем скрючило, она подходит к нему и прижимает голову к себе и роняет эти две слезы. Он не видит этих слез и никогда не увидит, они только ее. К этой секунде можно космос подвести, причем какой угодно, в каком угодно разрезе. Ну, например, что она почему-то его любит. Как там в «Двух Веронцах» - дуновенье ветерка и ты уже не властен (не дословно) – вот почему-то полюбила, маленькая слабость сильной женщины. Но не хочу так думать, потому что это оправдание для Макбета. В этих слезах хочу видеть дрогнувшую скалу. Макбет размазывает слезы, ноет, капризничает, ой, как ему плоооохо, ой плоооохо. А ты думаешь ей не плохо? Она вот такая и всегда найдет слово, чтобы тебя поднять на поверхность, когда ты совсем утонул в своей лужице проблем. Внутри у нее ничего? Вообще никаких чувств? Пусть с любым оттенком – черным, красным, серобурмалиновым. И ее не одолевало в какой-то момент боль, мысли о содеянном и ее лицо, которое она делает для гостей ей не стоят ни копейки? Эти две слезы надломили стенку и как-то стало очевидно, что дальше ничего... только нож в руках Леди
Прежде Леди и Макбет были сообщниками, сейчас... а фик, знает что сейчас
Да блин, пусть будет одна Леди Макбет, эдакая Жанна д’Арк и ведьма в одном флаконе. А троица ведьм будет ее «поддержкой». И чтобы вся толпа в кольчугах сражалась против одной лишь Леди... Неизвестно еще кто победит. Вот!

Насколько понимаю (надеюсь очень, очень ошибаюсь) безумие Леди сделано под нынешнего Макбета. Да это даже не безумие, это вся та невысказанная боль, что проявилась, когда она уронила слезы. Безумие упрощено донельзя и сокращено тоже (может это временно, а? ну там недорепетировали, а?). Ей в «помощь» теперь дана музыка – на фоне звучит вокализ. Красиво.
Когда Ленокс (Шатохин) и Кетнес (Тагиев) подглядывают за ней она проходит через всю сцену – восьмеркой через ворота, при этом четко губами произнося какую-то фразу. Что именно не слышала. Да это и не важно. И она теперь не босая, как прежде. Она не проводит по руке ножом (так делала только Рубан), пятно уже было на ее руке. И здесь... наверное, не ведьма, женщина, жена, ... нянька для Макбета. Ее финальные слова - «Почему такой бледный. Вымой руки. Вымой руки». Про руки повторено много раз, по ступенькам этих слов она взобралась на вершину какой-то эмоции и вонзила в себя нож. Этот нож был несколько чужероден в ее руках, но он еще врастет в ее слова и в ее руку (в этом даже не сомневаюсь).

Отредактировано rrr_may (2010-11-18 12:59:14)

0

22

rrr_may написал(а):

Сцена, когда Росс сообщает о смерти жены и детей получилась невероятно сильной. Само появление Росса (Курочкин) - это боль за родину, рассказ о происходящем страшен, эта чернота событий, виденных своими глазами? давала ему силы, заставляла искать выход, союзников, помощи

Меня не меньше «зацепило» начало  спектакля. Удивление Росса самой их победой. Тем, что они, нет, ни так, тем, что мы смогли победить, хотя все было против нас. Произнося – «мы побеждаем», Тан Росский растерян и словно не смеет верить в свои собственный слова.
Но как побеждаем - побеждаем честно. Да, Росс говорит, что мы не разрешили хоронить убитых, но когда Дункан радуясь победе заводит речь о том, что надо наградить заслуживших того, мысль Росса о другом - нельзя забывтаь и о врагах. «Норвежцы мира просят», - звучит как напоминание, не забывайте государь. Надо не только наградить друзей, но надо еще и достойно отпустить своих врагов.

На самом деле перенять роль с плеча Виктора Борисова и пронести ее достойно через первый же спектакль, дорогого стоит. После предыдущего Тана Росского, сложно, но как выяснилось возможно, встать по центру сцены и рассказать про вино, на что оно способно и весь зал запустить к Вельзевулу на дружескую попойку, - «а-а, заходите все» ))), заставив не столько вспомнить, как это было, а улыбнуться уже себе, в этой роле.

rrr_may написал(а):

Ее финальные слова - «Почему такой бледный. Вымой руки. Вымой руки».

Этих слов раньше не было, или у меня просто очень плохая память. Так что полностью с тобой соглашусь, в том, что нынешнее безумие придумано под этого Макбета, потому что в Леди Оли Авиловой надо заложить что-то довольно сложное или если простое, то гениальное, чтобы она в полусне или бреду вонзила в себя нож. А так как сейчас, повторюсь, она перенимает его боль, его муки и уходит за него с помыслами только о нем. Это какой же должен был бы быть мужчина, чтобы женщина не на сцене, а в зале могла для себя оправдать поступок Леди. А пока все сдвоится к тому что - любовь зла…

0

23

Lek написал(а):

встать по центру сцены и рассказать про вино, на что оно способно и весь зал запустить к Вельзевулу на дружескую попойку, - «а-а, заходите все» )))

Пьяная философия о свойствах вина... Не, сначала о вратах. Здесь позволю себе сравнение.
Борисов говорил о воображаемых портных и земледельцах, перебирая в мыслях кто бы это мог постучаться во «врата ада». Новый Росс видит реальных пастухов и портных (наверно они к нему являются в сквозь пелену ночной гулянки). А под конец, когда со всей широтой души приглашает всех, кто сидит в зале, заходить «к нам в пекло», прямо даже неудобно отказываться от гостеприимства))
А вот познание целебных свойств вина, думаю, находится в процессе и в эту гулянку в трактат были внесены еще пара фактов о которых философ и сообщает первым попавшимся слушателям

0

24

17/11/10
телеграфно. новинки спектакля

Теперь в знак того что Дункан присваивает Макбету титул кавдорского тана на Макбета вешают бусики знак отличия (короче блямбу серебристую на цепочке). На Малькольма тоже вешают блестяшку на цепочке. Видимо эта наглядность для чего-то нужна... одного лишь преклонения колена мало. А достает бусики знаки отличия из широких штанин из-под... ээээ это типа ряса ведь, да? В общем, Капеллан (Ершов) передает эти знаки Дункану

Потрясающая сцена, когда в очередной раз Макбета плющит, ворота закрыты, он резко дергает одни, а там три ведьмы в ярком белом свете. Он мучается, мучается, подходит к другим, дергает, а там – Леди. Невероятно красиво.

Ворота стали чаще «играть», но это нужно смотреть еще несколько раз, чтобы запомнить. Там целая историю можно сочинить кто, куда, когда и как выходит, его выпускают, впускают. Оно и раньше было, но теперь больше.
Теперь о том, что Макбету присвоен титул кавдорского тана Росс и Ангус сообщают выглядывая из ворот, но не выходя из них. Когда таны решают выступить со стороны Малькольма, момент их побега. Раньше таны просто стояли и «вели дискуссию». Теперь выглядывают из-за ворот, словно это щиты или стены и, укрываясь ими, они смотрят вперед, что там происходит и не пойти ли им за Принцом. Тут очень сильно выделяется товарищ Ментейс. В общем, он очень часто выделяется и часто не в тему. Все люди, как люди – спрятались, все красиво, таинственно. Кетнесу жутко неудобно, поскольку одной рукой приходится держать ворота, другой жестикулировать (ну кулак вперед они выбрасывают). Ментейсу пофиг, нафига париться. С другой стороны, текст выучил, не придерешься, сыграть не сыграл, но это фигня. Макбет вон и не сыграл и не выучил.

Еще одна красота. Когда Леди встречает группу товарищей, приехавшую в гости в замок. Ах, как она тут с ними разговаривает. Каждым словом выстилая дорожку из колючей проволоки. Дункан берет ее за руку и они кружатся в центре, все остальные движутся по парам, а потом все становятся в круг и движутся вокруг нее. Картинка чумовая. (Хореография – Беляковича, это нужно видеть))
Позже, когда во втором действии пьется круговая, все точно также движется вокруг Макбета. И в этом хороводе участвуют и ведьмы.
-------
Вспомнила. У Макбета случился один монолог на русском языке. Финал, перед появлением Макдуфа. Спокойно, без напрягов. Он так цеплялся за предсказания ведьм - я защищен от всех кто женщиной рожден, пока не двинется лес. Эти слова были главными, и он так устал за них цепляться, вообще цепляться за жизнь, что подводит черту, все как-то обессмысливается – жизнь, актер на сцене, побегал, пошумел.... Не то чтобы это было то, что ожидалось от Макбета, но это, наконец-то были понятные слова, произнесенные Макбетом. Немножко суицидальные конечно, но… Сложилось ощущение сейчас договорит и выпрыгнет из окна, или повесится. Но, тут, как нельзя вовремя появляется Макдуф...

0

25

самое распоследнее на сегодня
«Макбет» то, каким он представлялся... впрочем, не совсем верно. Глубина, которая там могла бы быть со стороны Макбета, проявилась в двух других персонажах (вот блин, еще один «Калигула» без Калигулы).
Банко – вот уж кто сыграл всю гамму чувств человеческих страстей, желания власти, список прилагается. При этом Банко был совсем иным, чем прежде. Он сразу показывает свое отношение к Макбету и даже не собирается верить ему (почему Бакалов не Макбет?). Теперь он не появляется за столом, когда пьют круговую. В этот момент все оказываются с одной стороны, а Банко с другой в белом луче света. Жаль, красиво раньше было, когда он вдруг появлялся среди гостей
Плюс в копилку «Макбета» - слова Малькольма, когда он наговаривает на себя, ведь каждое слово яркая краска к возможном портрету Макбета.

0

26

rrr_may написал(а):

В общем, Капеллан (Ершов) передает эти знаки Дункану

так воооот зачем нужен этот персонаж... :idea:

Lek написал(а):

Этих слов раньше не было, или у меня просто очень плохая память.

Не было ... на моей памяти.

0

27

18/11/10
Ох...
Ради сцены Макдуф-Малькольм-Росс можно было умереть
Вееееедьмы. Банко, Леди Макбет, дочь Макдуфа, Дональбайн. Убийца. Солдат в финале
Кажется такой большой список...
А сам спектакль... Тяжело. Долго. Нескладно. Скучно. Неинтересно. Пусто.
...пока хочется подписаться практически под каждым словом

http://s48.radikal.ru/i119/1011/39/927ebf392d24.jpg

0

28

С третьего раза надеюсь получиться )))

18.11.2010

Банко:
Но духи лжи, готовя нашу гибель,
Сперва подобьем правды манят нас,
Чтоб уничтожить тяжестью последствий.

Сейчас о Макбете, Леди и ведьмах. Вот такое устойчивое трио возникло у меня после спектакля.
Сложно поспорить с тем, что ведьм в спектакле теперь больше, но почему их стало больше осознать тоже непросто, поскольку они сильно повязаны с Макбетом, а Макбет у нас, будем надеяться, в процессе становления. Надеяться, будем.
Первое что мне приходит в голову, что ведьмы, дирижируют происходящим, их палочкой становятся врата и люди, при этом они не сильно вмешиваются в ход событий, они скорее предлагают возможные варианты.
Так Старшая ведьма (Александр Задохин), ведьма Будущего, назвавшая Макбета королем в грядущем, лишь спрашивает у сотоварок – король? И ведьмы Былого и Настоящего сказавшие уже сбывшиеся правды, ковдорский тан, гламисский тан, читают не в будущем а скорее в его душе, с издевкой утверждая – король, король.
Штука в том, что Макбета действительно поймал на правде Дьявол. Все в спектакле говорят ему правду, ему бы послушать слова Банко (которые он и сам повторяет, но об этом позже) придать им больше значения, но он остается к ним глух. Напротив, в ответ Макбет обвиняет тех, кто говорит или сообщает ему неприятную для него истину. А окружающие его люди не понимают, чем их слова его так раздражают. Его гневает жена, вся вина которой лишь в том, что она свидетельница его «грехопадения»? В том, что говорила лишь то на что он сам соглашался? Макбет не любит свою жену после восхождения на престол. Ведя ее под руку, он буквально отшвыривает ее руку и ее саму. За что спрашивается? Единственный ответ, который я могу изобрести – за правду. Она тот свидетель, от которого он сам не может избавиться… или может?

Безумие у Леди на второй день было совсем другое. Хвала тебе… Геката, за то что, твое земное воплощение столь тонко чувствует перемены в ходе пьесы на сцене. Для Леди коснувшейся кинжалом руки быстро, мимолетно, самоубийство стало выходом. Раньше меня не занимало почему в этот момент Леди поминает жену тана Файвского убитую жену Макдуфа. Убитую по приказу Макбета. Уж не пророчит ли она себе такую же судьбу? Потому ли что не может отмыть руки от уже совершенного и предвидит скорый конец для себя и мужа и находит такой, женский выход из ситуации? Либо потому что она тот свидетель, которого возненавидел Макбет? Не проще ли не ждать когда повторится то, что случилось.
«У тана Файвского была жена, где она теперь?»
В любом случае для нее это выход. Не в безумии в чистом виде, слишком сильная эта женщина чтобы сломаться, но в  горячке, рассудочного понимания своего будущего. Того чего возможно не понимаем и мы.

Так же в правде Макбет винит солдата (Андрея Санникова), приносящего ему дурные вести, посылая его в ответ к черту. А ведь солдат честно хранит ему верность и пытается достучаться до него. Тут бы Макбету пора стать не только уже привычным за два показа Макбетом, а воином, тоже неотъемлемой частью этого образа, но возникает сложность...

Макбету легче в костюме короля во втором акте, чем в костюме воина в первом и конце второго. В короле Макбете есть тот отблеск честолюбия, которого нет в нем же, но в воине, когда он идет на убийство. А если этого нет, то ради чего же он убивает?  Ведь была та мечта, о которой говорит Леди, мечта стать королем, но почему-то она видна в Макбете лишь снявшем кольчугу. Хотя не мудрено, что костюм короля на Макбете сидит лучше. Ведь он схож с костюмом Клавдия.  Это можно оправдать  пером одного автора, близостью времени и сходством хода мысли людей другой эпохи (прототипов персонажей разделяет небольшой период истории).
Так что понимание греха, раскаяния и прочего могут быть тождественны. Это помимо очевидной причины, заключенной в том, что актер, пришедший в новый образ уже был Клавдием. Но Макбет еще и воин, в нем есть честь воина, а в Клавдии ее нет.
Так Ковдорский тан предатель, но воины признают его способ уйти из жизни благородным. Почетно умереть от меча, а еще почетнее в сражении. И пусть узнав правду о Макдуфе Макбет трусит, но сама мысль, что его ждет, останься он жить ему должна претить, поэтому будет битва. Он должен взять меч и проклят, тот, кто первым скажет – стой! Важно не раскаяться, а умереть с достоинством. Это доблесть воина (того времени )).
Это есть в спектакле, но этого пока нет в Макбете.

Явление ведьм в начале, возвещает что – зашевелилось злое. И определяет этим не ход дальнейшего, но особенность того, что произойдет, ведь наблюдают они именно за такими порывами души, темными.  И может по циничности предполагают, что тьма перевесит, и она перевешивает (не верю я, что они могут определять душу человеческую, так что и не поверю в то, что Макбет их заложник). И их Макбет винит во лжи, а они говорят как раз ту правду, которую он рад исполнять и воплощать в жизнь сам. К примеру убить Макдуфа, который ему вроде как не угрожает, после слов Ведьмы (Олег Задорин) о том что Макбет защищен от всех кто женщиной рожден (ох как это сейчас подчеркивает Ведьма). Но Макбет глотает собственные слова - что теперь ему не страшен Макдуф, а здесь так много сказано о его характере, он ведь уже решил, что не будет убивать Макдуфа… но… так, на всякий случай все таки пытается. Хотя противоречий в словах ведьм и их предсказаниях Макбет не слышит, он отчетливо слышит другое, а каждый в праве выбирать, что слышать, – «лей кровь, играй людьми».
Какая же Макбет после этого жертва обстоятельств? А послушаешь его стенания пару часов и получается что именно жертва (но к этому мы еще вернемся)

Кстати воинские доблести Макбета я вольна, пока, списывать на ведьмовской колдовской заговор. Ведь Макбет сражается не с одной, а сразу с двумя армиями. В начале с предателями ирландцами и после с норвежцами и побеждает, возможно, в опьянение колдовства? Как берсерк, опьяненный видом крови? Хотя кровь Дункана его пугает.
Ну, нет пока на сцене воина, нет, а он до зарезу (зрительского зала в качестве повального харакири… ладно ну пусть не повального, но харакири) нужен!

(продолжение следует…)

Отредактировано Lek (2010-11-20 01:13:50)

0

29

В спектакле «Макбет» много призраков, здесь и призраки битв, которых мы не видим, но о которых знаем со слов героев, ведьм, воинов (Банко держит слово, и даже мертвый приходит на пир, что вам Командор) и воинского кодекса.
У меня есть еще одна, последняя, чтобы не утомить окончательно, причина, почему это может быть важно.
Тут я оговорюсь, поскольку подразумеваю под кодексом все то, что часто приписывает мужественному образу та полвина человечества, к которой отношусь и я, возможно, исключительно по женской наивности: честь, отвагу и кучу других синонимов не раз употреблявшихся в этом и прочих отзывах о «Макбете». Можно конечно предположить, что этого в шотландцах еще нет. Ведь народу Макбета всего пара столетий. А можно наоборот, заметить, что это было особенно важно, для становления нации, в формирующее лицо народа время.
Можно сказать, что я копаю слишком глубоко, для какого-то там спектакля, а можно вспомнить одну из сцен в этом же спектакле:
«Пусть измену оправдает тот, в чьих жилах кровь шотландца не течет»
Шотландца! Шотландец, солдат, казалось бы не может позволить себе измену. Но Макбет оказывается на это способен. Так что остается лишь догадываться, что творится в его душе, еще недавно защитника отечества, и все еще Шотландца )).
В тоже время у кроля душа болит и за предателя. Сейчас Дункан дряхлее себя прежнего, и сводит все к шутке, чаще, чем говорит серьезно, но только не тогда когда переспрашивает о изменнике – «А что Ковдор?».  Этот вопрос для него болезнен, словно предатель ему сын. И разве не так должно королю относится к своему подданному, в мире, живущем по выше упомянутому кодексу.

В истории же Макбета страшен не только сам факт убийства, а мантия, которую придется волочить за собой после. Имхо.
Быть может, Макбет действительно был бы счастливее умри за час до смерти короля (прошу прощения, мне лень искать в пьесе, точную строфу перевода, поэтому я перефразировала, но смысл не подменяла )) – «Когда б я умер час тому назад!»
Для Макбета ничего не кончится здесь и сейчас и он это понимает. Не сравнения ради, но памяти для, предыдущий Макбет сознавал, что на что меняет. Не то чтобы до конца прочувствовал последствия, но добрую славу взамен короны отдавал.
Убийством Дункана потоки крови не остановить, как и ползущие слухи, сужающие кольцо армий вокруг Макбета (к примеру, сцена разговора между танами). Убив Дункана Макбету придется убить Банко, Макдуфа и т.д., и если Макбет и  не рисует в воображении себе эти убийства, то о результате своих поступков должен догадываться.

Добро б удар, и делу бы конец,
И с плеч долой! Минуты бы не медлил.
Когда б вся трудность заключалась в том,
Чтоб скрыть следы и чтоб достичь удачи,
Я б здесь, на этой отмели времен,
Пожертвовал загробным воздаяньем.

Пока за Макбетом тянется лишь шлейф мучающего его возмездия - виртуального не обретшего форму наказания и это очень длинный и утомительный шлейф, не разнообразный в своем внешнем выражении.

Но нас возмездье ждет и на земле.
Чуть жизни ты подашь пример кровавый,
Она тебе такой же даст урок.

Этого ожидания возмездия и его предчувствия у Макбета слишком много, так нельзя жить, если уж ты сам принял решение, но Макбет предпочитает списывать свои решение на окружающих, на Леди, на Ведьм, солдат.
Да мы возвращаемся к этой гордой, маленькой мысли - Макбет жертва обстоятельств. Хотя по мне, но это по мне, он выше алтаря для заклания - он человек (о чем ему, кстати напоминает Леди, хотя совсем в другом контексте, и тем не менее, человек может выбирать),  человек имеет волю.
К тому же прежде чем пойти к ведьмам вновь, Макбет говорит, что к  худшему готов. К худшему? К тому ли, что ему грозит гибель или что опять придется убивать? ))
Жену же свою, по всей видимости, Макбет относит к ведьмам, ведь она способна на большее чем то, на что как считает Макбет, способен человек. Он ей это праткически заявляет, не себе, не зрителю в пятом ряду, а ей, – «кто может больше тот не человек». Что же, она может больше, пусть в результате она не человек, по его меркам, но она может больше.

Что может Макбет нам пока неизвестно, но я так же уверена что гораздо больше. Особенно когда прояснится чего же он хочет и хочет ли он чего-то вообще. В том что виноваты все, мы уже убедились. Но чего хотел сам Макбет? Хотел ли он стать королем? А если да, то смог бы расправить ради этого плечи?
Макбет провел полспектакля согнувшись под тяжестью неведомой нам силы, по-видимому, сдавливающей его изнутри и выражавшейся таким образом снаружи. Временами даже казалась что он болен, но не благородной болезнью раскаянья, а «падучей» деформирующей личность (это многое бы объяснило) Может Леди не обманывает нас, говоря о приступах Макбета? Может он действительно не здоров? Я не иронизирую, отнюдь, я действительно задумывалась об этом как о трактовке роли. А вдруг? Может так задумано? Хотя тогда я не совсем понимаю, как же он выбился в военачальники, но может просто эта часть образа еще не доделана? На этом месте я уже теряюсь в догадках.  Благо придумывать дозволено сколько нам угодно. Неоправданной картинки в спектакле пока слишком много.
К тому же возникает еще одна дилемма - мог ли больной человек размышлять разумно, а Макбет не дурак. В этом же монологе Макбет размышляет о будущем

И, наконец, Дункан был как правитель
Так чист и добр, что доблести его,
Как ангелы, затрубят об отмщенье.
И в буре жалости родится вихрь,
И явит облако с нагим младенцем,
И, с этой вестью облетев весь мир,
Затопит морем слез его.

А это жалость к убитому правителю та самая петля, что обовьет его шею, удавкой слухов, и недовольства, и он это понимает. И в будущем упомянет о потоках лести, которые надо растачать, чтобы укрепить свои позиции. Макбет знает о шаткости своего положения.
Так что Макбет не безволен и не глуп. И что не мало важно, он имел право мечтать о троне…

Отредактировано Lek (2010-11-23 13:50:49)

0

30

Rrr-may, уже описала как изменилась сцена награждения Макбета и объявления наследника. Так вот, до этого момента у Макбета поверившего ведьмам была надежда. Он был таном, она стал таном, так мог ли он стать королем? Мог и даже без убийства, если бы не эта сцена ))).  Хотя опять, не без оснований, можно уличить меня в любви вооружатся лопатой ))), но почему бы и нет, если мысль лежит прямо на поверхности )). Так вот – Макбет, родственник Дункана и даже при том, что король имеет двоих здоровых сыновей, а в спектакле даже взрослых, он может стать королем на законных основаниях. Он двоюродный дя… читаем кузен короля и славный полководец, его уважают и ценят. А сан короля все еще избираемый. Король избирается советом знати, это еще не наследный титул, и победоносный Макбет, отважный воитель может стать королем.
Это сцена не уравнивает Малькольма с Макбетом, а выдвигает вперед принца. Хотя Малькольму даже медальку вешают поменьше, но это рушит все планы Макбета на корню. Дункан объявляет наследника, в общем-то никому неизвестного (если не считать того, что он сын короля) мальчишку, не державшего меча на поле брани, но если знать  утвердится и свыкнется с мыслью о преемники - примет принца как наследника, то его и изберут. И медаль это не просто объявление на словах, а зримый символ, медаль на шее полководца, героя и «мальчишки». Хотя прав на престол до этого момента у Малькольма было не больше чем у Макбета. Правда в Ю-Звском спектакле Малькольм изначально ведет себя как наследный принц и даже готов проявлять царскую милость и благородство, одергивая отца в разговоре об изменниках, которым воздастся итак – «отец, забудем про изменника, его возмездье ждет». Почти идеальный будущий король )), но не для Макбета у которого в этот момент отнимают трон… если он его конечно хочет…
 
Принц Комберленд мне преграждает путь.
Я должен пасть или перешагнуть.
О звезды, не глядите в душу мне,
Такие вожделенья там на дне!

А дальше там, было так…

Как ни страшило б это, все равно,
Закрыв глаза, свершу, что суждено.




Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Lek (2010-11-23 14:13:31)

0

31

20/01/11 буквально два слова впопыхах

случайность или в репертуаре появился еще один спектакль, ради которого стОит...?
Если по-честному, то получилось не все. Спектакль вышел эдаким строением с кучей щелей, но из таких увесистых кирпичей от каждого персонажа, что оно даже и не шатается. А если так продолжится и дальше, щели непременно должны зарастИ.
Начало – бум, бум, бум – уложили фундамент и твердо заявили – спектакль будет вот такой. Ого, ну, правда, тут как-то не очень, но хорошо, а дальше что? Очередной этаж – бум, бум, бум. Вау! Хотя вот, а здесь, ну бог с ним..... А дальше...? Бум-бум-бум. Вы серьезно? И вы вот так умеете? Ого, а чего скрывали. А дальше...? И, так весь спектакль))) По ступенькам уходили все дальше и дальше, то страшно, то больно, то забавно, то притягательно, то невероятно. И, если строение будет каждый раз вот так возвышаться из таких кирпичей, которые каждый раз будут укладываться тщательно, и все правильнее и правильнее, да у нас будет самый крутой «Макбет»!!! :)

0

32

20.01.2011

Круги по воде. Спектакль цикличен, в нем много кругов, словно в водную гладь запустили предсказанием ведьм как камушком и по воде пошли круги. Замкнутый круг, в который загоняет себя Макбет, и  по периметру которого он гоняет танов во втором акте. Круг хоровода перемежающегося ведьмами в доме предателя и полукруг «предателей» опомнившихся танов, замыкаемый залом. В пределах этого круга безмолвным свидетелем стоит и сам Макбет.  Каждый акт сам по себе тоже замкнутая сфера. Но начинают печь «блины» на воде не ведьмы, а война. Она тоже круговерть от гонца к гонцу и первые прямые линии, прерывающие сплошные круги Банко и Макбет.

После спектаклей вводов у них появилось взаимодействие на сцене.  Банко кажется старше, это не характеристика возраста, скорее обязанность которую тот берет на себя. Он по-своему опекает Макбета, как старший товарищ, и в момент появления живых тварей, на шаг впереди прикрывая Макбета, потом они меняются и уже Макбет готов прикрыть Банко, но ощущение старшинства второго не пропадает.

Сам же Макбет, скелет его роли, стал обрастать плотью.  Спектакль рождается вместе  с ним, поскольку в его начале появляется ощущение, что и Макбет только что народился на свет. У него нет прошлого и мы лишь предполагаем, из знания пьесы, его будущее. И сам Макбет, пока не знает, как к себе относиться, его словно все в себе самом немного удивляет.  После битвы он где-то не здесь, словно пока не привык к бою. Он погружен не в ход минувшего сражения, но в его тяготы.  Ростки же злодейских наитий, зачатки которых он видит в себе, поражают его, будто он и не знал, что в нем такое есть.  ( мы и сами не знали что есть ), а то ли еще будет ))

В этом отсутствии времени, словно Макбет только здесь и сейчас, есть свои минусы и плюсы. Так может быть. Это возможно даже часть творческой задумки, но с другой стороны трудно понять каков Макбет сам по себе, вне предсказания ведьм. Насколько слова тех,  меняют его или они лишь пробуждают истинного Макбета от  сна. Отсюда проистекает и другая сложность, к финалу невозможно выудить из себя, что лично ты испытываешь к главному герою.  На сцене он силен и сейчас ты не можешь его открыто презирать. Придя к концу, он с облегчением возвращается к тому с чего начал, но уже без тягостного ощущения от битвы. Сражение, это по нему, это понятнее, это ближе.  Но при этом весь спектакль Макбет дает понять, что сделан не из столь простой глины. Вот его Леди,  да, создана из первозданной материи, для нее все легко и понятно, убийство в ее устах банальнейшая вещь, не требующая огромных усилий и не несущее следом тягостных переживаний, которое вмещает в себя Макбет.

Они столь разные, что напрашивается мысль -  они не успели договориться, где и в чем сошлись их души. Любовь? … нет.  Она ему нужна, он нужен ей. Хотя  может быть она и… но не он. «Макбета» играют очень редко, вполне предсказуемо, что спектакль будет скрипеть, как задействованные на сцене ворота. Пару бы месяцев по два «Макбета» в каждом и был бы шанс всем зажить душа в душу, но против репертуарного плана ничего не попишешь.

Леди знает своего мужа, она знает, какие струны и как задеть в его душе, какие правильные слова всколыхнут в нем желаемое. И это ее знание причиняет ему боль, потому что его самого тянет к тому, о чем она говорит.  Сердце Макбета тяжелее перышка, она тянется не к верному, а к желаемому изо всех сил. И видя в жене (говорящей о том, что она могла бы, если бы понадобилось убить младенца), монстра Макбет разрешает и себе быть монстром.

Тексты у Мабкета сложные и так же, как со всем Шекспиром, теперь нужно много времени для текста. В отдельных сценах, он ему чужд и даже видя что на Макбета возложена в этой паре задача – мучиться (я могу сказать красивее – отражаться в собственной гниющей душе снедаемой муками совести и т.д., но пока лучше проще,  я и так многое идеализирую )), не все его терзания легко понять в словах, в эмоции они присутствуют, но эмоция идет вне текста.  Дело времени.

Так главным вопросом спектакля становится – «почему Макбет не смог сказать аминь?», после первого убийства. Он все сложные материи подвел под этот простой, но бьющий на повал вопрос, поскольку в нем вся суть сложных переживаний, которые и в многотомник не уместить – почему он не смог сказать аминь? А готовя убийство Банко, страдая, во всяком случае, демонстрируя внешние атрибуты страданий, он присовокупляет еще одну жертву – Флинса. Не из страха мести сына за отца, а  из завести, перед тем, что за ним наследовать никто не будет, а Банко предок династии королей. Но совершая эту подлость, еще одно убийство Макбет уже в силах произнести  - аминь. Выходит что второе преступление, дается проще и уничтожает окончательно. Да и сам Макбет говорит Леди, о том, как много  значила эта кровь, для него… но не для леди.

Для Леди Макбет Банко лишь досадная  помеха. Слушая рассказ мужа о предсказаниях ведьм, она спрашивает его о том кто еще слышал их слова, и ставит на заметку – Банко. Взгляд каким Леди смотрит на Банко при последнем разговоре того с Макбетом, может убивать. Но вот еще секунда и лицо Леди уже ничего не выражает. В то время как свет выделяет, то одного, то другого мужчину давая им высказать свои истинные мысли. Еще недавно друзья, готовые прикрыть друг друга в час опасности сменили дружескую привязанность на ненависть. Холодную, осознавшую происходящее  в случае с Банко и горячую, яростную, подогреваемую завистью у Макбета.

Вчера в «Макбете» мне почудилось пресечения с «Эдипом». Выхватило это сходство, конкретная сцена и в том и в другом спектакле. Кусочек, где герой походит на ребенка (случайность? совпадение?).  Причем в «Эдипе» мне этот ход не нравится, просто потому что сюсюкающий мужчина лично меня раздражает. Но в связке двух спектаклей это показалось любопытным. Два героя, которых преследует  судьба, хотя у обоих есть или был выбор, у одного менее осознанный, у второго более (и Эдип мог не убивать своего отца, а смерить свой гнев после удара и Макбет мог подавить  желание власти), но в целом оба героя определяют свою судьбу сами. И сцены схожи: два великовозрастных ребенка обиженных судьбой, не матерью, а  мачехой, по-детски жалуются на эту ехидну залу.

А Леди пожаловаться некому. Она и не жалуется, а если и плачет, то только по своему супругу. Ее безумие вот загадка.  Мне все таки действительно кажется, что отчасти потому что чета Макбетов не успела договориться между собой. Макбет изменился стремительно и Леди еще не прочувствовала всех изменений в нем. Хотя и сейчас ее безумие яркое и сильное, даже не понятным оно пускает «блин» по зрительской заводи.  Леди словно заперта в чужом кошмаре. Возможно, отъезд мужа с войсками возымел столь тягостные последствия? Волнение за него.  Ведь снова ее последние слова обращены к нему. Она все так же нянчится с ним, с его душевными, физическими, нравственными страданиями, даже если не понимает от чего он так остро их переживает, зачем так мучается. Она все так же от и до его и для него.  Умная, хладнокровная, все это в ней по-прежнему служит ему. Собственно Макбет это знает, и пользуется этим, она ему нужна, не по любви, а по расчёту.  Они не чудовище о двух головах, но монстр с одним туловищем. Такой же мерзкий  как картинка, которую рисует Малькольм вызывая, отвращение у Макдуфа и у зрителя, но не страх. Демоны души, которых мы знаем по именам, больше не пугают. В определённый момент ты смиряешься с их существованием. Ворота закрылись и открылись, все снова составили полукруг, замкнутый в зал, еще один «блинчик» по воде. Мы победили? Или нет?

0

33

23/03/11
Глупо было надеяться, что после удачного «Макбета» и Макбета сложится еще один спектакль. Особенно после долгого перерыва. Глупо было надеяться, что актер научился расставлять запятые в Шекспире, что хочет научиться, что текст осмыслен, что штампы заглажены, что спектаклю быть. Весело было гыкать в течение всех «Веронцев», плевать с высокой колокольни на «РиДж», а на «Макбете» чета совсем не весело получалось, хотя выглядело смешно – Джованни в кольчуге с желудочными коликами. В принципе общая схема просматривалась – победил, получил титул, появилось желание возвысится, совершили убийства, стал сильно переживать, убил Банко стал афигеть как переживать, поговорил с ведьмами стал тверже. Ну да, как-то так. Но ведь это детский сад.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


И в антракте не уйдешь, потому что будет дочь Макдуфа (эксперементаторша та еще и каждый раз интересно складывается, а сцена всего-то ничего), потому что будет Леди Макбет, потому что состоится встреча с Высшими Духами и они усмехнуться над человеческими слабостями, потому что будет Макдуф (ну и Малькольм тоже ничего так там), потому что будет Банко (который в нескольких фразах сыграет всего «Макбета»), в конце концов, потому что убьют Леди Макдуф (а нефиг так хаить мужа), а еще если повезет, точку поставит Малькольм (ну, не повезло в этот раз, грррр)... так много всего, но при этом так много Макбета (ничем не отличающегося от Клавдия, в принципе он даже текст может тот же читать, полюбэ непонятно что он говорит), просто ужас.
А когда пусто, опять и снова возникает вопрос: почему не Афанасьев, по-че-му. Очень могу понять почему Авилова, но почему не Афанасьев. С другой стороны взрослый Макбет на фоне сильно снизившейся возрастной планки тамошних воителей, ... В принципе при всем неуважении таны были симпатичные, хмурились и сурьезничали усердно, правда, иногда самым подходящим комментарием были слова из к/ф «Иван Васильевич меняет профессию» – Ой, халтура. Сдвинь брови. Дай, хоть зубы подвяжу.... взрослый сильно бы выделялся и находился бы на расстоянии. Но... пусть лучше выделяется, чем вообще не будет персонажа.
---

0

34

28.10.2011

Сначала самое сложное. Текст для Макбета - вторая кольчуга, ему с ним тяжело, вполне возможно, что Шекспир просто не автор конкретного актера, и от того бесчеловечно, что спектакль идет так редко. Если бы он шел чаще актер мог если не сродниться с текстом, то хотя бы сжиться с ним, найти возможность сосуществования, а то, как это происходит сейчас, тяжело и несправедливо по отношению к актеру и его роли. При этом нельзя сказать, что Алесей Матошин  не понимает роли Макбета. Образ сложился, и Макбет на сцене был. Во втором акте текст даже немного отпустил актера, и не давил многотонной глыбой на плечи, в первом же он мешал, быть может, напополам с камерой в зале. Отсюда особенно обидно, что для сосредоточения руки часто подносились к лицу, хотелось бы надеется, что видео для внутреннего пользованья, потому что этот Макбет достоин лучшей картинки. Не смотря на все мучения с текстом, Макбет в спектакле присутствовал с самого начала, многое, что он делал, работало и работало интересно, возможно интуитивно, но роль сложилась.

Макбета раздирают две крайности и на уговоры Леди убить Дункана он соглашается не по убеждённости, а словно уже иначе и не выйдет.
Их сцены с Банко прошли некий тайный обряд оживления, и такая партнёрская работа взывает уважение. Банко помогает Макбету на сцене.
Макбет для Банко - старший Флинс. Банко друг, который порой относится к Макбету по-отечески. В сражениях они равные, а при явлении ведьм Банко оберегает Макбета, от чертовщины. Что не мешает Макбету выйти на дуэль с судьбой, на кону в которой жизнь Банко. Обещая, что выяснит обстоятельства смерти Дункана Банко пускает решение по кругу цепной реакцией, к нему присоединяются таны и хотя это пока не является открытой угрозой Макбету, ведь о том что он совершил убийство знал тогда лишь зритель (Банко не выдал своих подозрений или еще не имел их) Макбет принимает этот вызов. Убийство Банко это кровопускание, которое Мабкет делает сам себе. Разрушающая изнутри череда преступлений, сорвавшийся голос, когда Макбет приказывает убить и Флинса,  грань,  преграждающую дорогу назад. Не кровь Дункана, а кровь друга, кровь Банко. Злодейство ослабляет Макбета, Макбета воина, того каким он был. Это расщепляет его личность, ведет к ее распаду, это не столько моральное падение, сколько обнищание духа.
Финал  выглядит, чуть ли не милосердием, проявленным к Макбету Шекспиром. Война, последний бой, дают Макбету глоток потерянной силы, и возможность умереть в сражении, не  склонив головы. 

Мне не очень нравится, как сейчас выглядит сцена с явленьем призрака Банко по одной простой причине, раньше Банко незаметно вставал среди гостей и лишь когда свет выделял его он словно появлялся из ниоткуда. Сейчас его явление подчеркнуто личным кругом ада Макбета по которому он прогоняет всех танов что пришли на пир, и вот тут в опустевших дверях жизни и смерти появляется Банко, и призрак не уходит он долго с Макбетом молча опровергая его слова и поступки, все доброе что было в нем. В общем я нашла в этом вчера свою красоту хотя и скучаю по прежней сцене.
Своя красота была и в том, как Банко и Макбет обсуждают предсказание ведьм, примеривают, отбрасывают, снова примеривают, играя в верю не верю со своим отражением в этих манящих перспективах.  От общей растерянности, когда даже Банко не может объяснить происходящее, к шутке способной успокоить, «Представляешь! Ну как тебе?» «Бред, но ничего так. А тебе?» ))

И моя очередная вредность, ну как же без нее )) Слова Макбета об убийстве слуг, якобы виновных в смерти Дункана и о том почему он их убил, Макбет разделяет на два разных монолога, а текст здесь один. Т.е. Макбет начинает свою мысль, а после то ли видя недоверие в собравшихся, то ли ощущая, что сказанное надо подкрепить чем-то более существенным, вполне возможно через паузу, поясняет, что не мог поступить иначе. Жаль, что сейчас это не связывается воедино, потому что после танам в беседе «разоблачающий» Макбета придется надавить именно на эти его слова, передразнить, привести их в пример. Эта сложная цепочка сейчас надорвана.

Отредактировано Lek (2011-10-29 14:39:31)

0

35

14.05.2012

Во всем виновата тишина, и шум всему причина.

После последнего спектакля я понимаю, что притянуло Ведьм сеять ядовитые семена в эту удобренную кровью почву. Битва как судорога уродует черты и разносится как чума смешивая  злость и смех, по кругу. И кто первый, кто источник заразы уже не разобрать.

Все начинается с войны, еще одной ведьмы, о которой мы знаем лишь со слов героев в начале спектакля. Ее как бы нет, но она здесь в громкости голосов, словно надо перекрикивать битву, в яростности реплик, в ожесточенности известий и все вокруг нее уже нездорово, отравлено ядом из злобы, завести и азарта. За битвой не наступает разрядка, лишь тревожная тишина. Бой не проходит, бесследно питая землю для ведьмовских зерен. Ничего не было предрешено заранее, никакую судьбу они не предсказывали, ведьм притянул шум, неистовство боя. Их первое сбывшееся предсказание – титул кавдорского тана, лишь угадано, подслушано, логически домыслено, все остальное удачно проросшая горошина в сердце Макбета. Солдата непривычного к тишине наступающей после сражения. Не кинь чертовки  эти зерна на исходе войны, они могли и не прорости. Дайте Макбету сражаться вновь, как  в финале, дайте ему снова шум битвы и места ни для чего больше не останется.  Нельзя не только «перелетать от горя сразу к счастью», нельзя и от войны перейти сразу к миру, солдаты не возвращаются из боя даже после того как подписано перемирие, Ведьмы это знали.

Посеянное Ведьмами предсказание в Макбете именно произрастает. Как безумие произрастает в Офелии. Разные семена, разные плоды, но путь овладения человеком похожий. Словно видишь, как нечто пускает корни, и сразу из этих корней выгибаются ветви (как у Саксаула) раздирающие болью. Оно скрючивает, распрямляет, отбрасывает, пытается пробиться в самое отдаленное, добраться до самого закрытого, корча человека изнутри. Растущему в Макбете нельзя заложить душу, но отступиться можно, развести руки перед ним и отдастся течению, брода в котором не будет с самого начала. Раньше у меня не складывалось в одну картинку, то что за убийством Дункана следует сцена с «вратами ада», а сейчас это кажется продуманным единым целым. Ад уже случился, ты подсознательно это понимаешь, и он случился где-то рядом, на сцене, ты даже успел увидеть его преддверие. Что называется в прихожей постоял. Так что когда Росс предлагает всем туда пройти… в общем не смотря на всю шутливость того что было до и будет после, в этот момент я бы не стала лишний раз шевелится, а вдруг…

0

36

Что толку сетовать, что спектакль играется слишком редко чтобы закрепить наработанное или срастить разрозненное. Ограничься изменения лишь вводом новых исполнителей было бы проще, но изменялся и рисунок спектакля, и он тоже не сросся в единое целое. Если даже сцены не отшлифовались, что пенять на то, что героям каждый раз приходится искать подход друг к другу заново. Но у Макбета и его Леди должен сложиться, простите я напрямик, офигено красивый тандем. Ведь их связывает не только власть или ее жажда, но и общий язык, установившееся между ними понимание, благодаря которому ее слова направляют его, а его судьба становится ее судьбой.

Когда нить Мойры обрывается для Макбета уходит из жизни и Леди. Она словно предчувствует его финал и это их общий исход. Не одурманенная, не спящая, она осознано управляет кинжалом (прежде так очевидно этого не видела), чтобы прекратить мучения. Их мучения, потому что здесь нет муки на одного, они даются на двоих. Леди причастна ко всему в Макбете, а он причастен ко всему в ней. Не две истории, а одна.

История потенциально интересная, ведь не каждый мужчина выберет такую женщину. А когда Леди не прячет лица за соответствующим поводу выражением, от нее, и снова простите за прямоту, мурашки по коже бегут. Женщина, которая буднично, как о сготовленном обеде, сообщает, что усыпила жертв и разложила ножи. Женщина умеющая управлять не одним, а многими мужчинами. Женщина, которой подчиняются бури. Любить такую женщину надо иметь смелость, а взять ее в жены, значит быть либо отчаянным, либо безумцем, ну или безумно ее любить.

0