Глубокое подполье зрительного зала

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Глубокое подполье зрительного зала » Сцена » Мастер и Маргарита


Мастер и Маргарита

Сообщений 41 страница 60 из 155

41

Акт только первый, потому что а) больная голова покоя не дает по причине хронического недосыпа (но это я о личном, отвлеклась), б) на второй акт, вернее бал, меня бы все-равно не хватило бы - настрой не тот, в) при удачном раскладе (а я очень надеюсь, что он удачным таки будет) "МиМ" у нас приключится еще через неделю.
Оговорюсь, что вникала в суть происходящего в последнюю очередь. В первую - оценивала разрекламированные на главной странице театрального сайта новые костюмы и "срочные вводы" (о которых прознали почти случайно и по бо-о-ольшущему секрету).

Костюмы отличные (новые, блестящие серебристые и не блестящие бежевато-серые, если от цветного освещения не показалось) и понятно, что давно пора было обновить, и вписались хорошо, и серая людская масса теперь действительно серая и одинаковая, а не разноцветное сборище. Но я буду жутко скучать по тем старым, готовым в любой момент разъехаться по швам, костюмам, потому что в них каждый в этой толпе был индивидуальностью. Чего стоила горшковская Моня в своем бирюзовом (теперь в серебристом балахоне), а матошинская то брюнетка с каре, то блондинка с косичками (теперь брюнетка в похожей на тюрбан шляпке), а Гусев в огромном поношенном пиджачище, а лисья шкурка на Санникове, а красно-синее платье в горошек у Шалаева - прелесть что такое. Хотя, надо отдать должное, что и в однотонных нарядах господа актеры, будто компенсируя недостаток цветов в одежде, лицом творили невообразимое.
При виде новых костюмов вспомнился мюзикл "Маленький принц" и тамошние le grandes personnes, т.е. взрослые, в скучнейших темно-серых костюмах.

Вводы. Вводов шесть. Все вводы очень нервничали, путали буквы-слоги-слова, иногда немного не попадали в общий ритм, но держались молодцом. Не вводы, кстати, тоже очень заметно нервничали. Нервный вообще спектакль получился.
Ввод первый - Ванин вместо Афанасьева в роли Понтия Пилата. Наконец-то Пилат перестал бездумно молотить текст, как Макбет. Очень-очень... пока не решила что и как, но очень. В смысле понравилось.
Ввод второй плавно вытекает из первого - вместо Афансьева Семплеярова изобразил Долженков. Симпатичный председатель, кажется, Афанасьев так зрителями не дирижировал, пока его Фагот представлял.
Ввод третий - Фарид Тагиев вместо Ванина в роли Афрания и официант вместо Докина. Афраний хороший, на твердую четыре с плюсом.
Ввод четвертый - за Марка Крысобоя Дима Козлов. Бить меня не надо - я понятливая, но актерскому гению там развернуться негде - стой себе с каменной физиономией, громыхай куском железа, когда надо, покрикивай да Га-Ноцри гоняй по сцене. Да и появлением в Грибоедове в ванинской больничной распашонке тоже, честно говоря, припугнул, потому что Стравинским лучше Ванина может быть только Ванин, но обошлось - добрый доктор был на месте. А вот в Варьете очень ничего - такой же темпераментный кавалер, как на пушкинском балу в "Аллегории", только дама не Барышева, а Денис Шалаев, в узких кругах широко известный как Доча-два-платья.
Ввод пятый - Денис Шалаев за Степу Лиходеева. Вот даже не знаю, как бы помягче... чудовищная копия докинского Степы. Только вместо действительно жалобных стонов завывает аки раненый мишка, да о том, что глаза открыть не может, рассказывает с таки открытыми глазами. Ну и у Докина оно выстраданное было, похмелье, от чистого сердца, кружащейся головы и больной печенки шло - искренне. (Даже поступила мысль организовать парню похмельный мастер-класс, чтоб ощутил, что это такое и с чем его едят.) А тут... сложно в общем. Но, справедливости ради, насколько мне не понравился Степа, настолько же покорила его дамочка в Варьете - в магазине парижского платья какая походка, а сколько страсти в выяснении отношений с кавалером Козловым... закачаешься! Вообще, парочка из них наредкость удачная.
Ввод шестой - Левий Матвей Алексей Матошин вместо Докина. А вот тут с оригиналом сравнивать не буду, потому что не хуже и не лучше, а просто по-другому, по-своему. С удовольствием бы посмотрела именно этого Левия Матвея еще раз, а может и не раз. Единственно, у Докина "Опоздал" было больше стоном, а вот у Матошина - душераздирающий крик - очень сильно и очень непривычно.

Из не вводов, стабильно хорошо - любимейшие Мастер-Бакалов и Иванушка-Денис (в очереди за входными после перечисления администратором всех замен кто-то даже вопрос озвучил "А куда Нагретдинова дели?", но тут же успокоились, потому что он-то оказался на месте =))), Маргарита, на балу я не была, а вот в первом акте мимо, причем окольными путями.

И да, откуда в Ялте милиционер? Решили Бездомного еще и в массовке задействовать? А что? И голос почти командный (Лизандр голосит будь здоров), и строить народ умеет (это еще неваляшка с мешковинкой продемонстрировали), и костюмчик сидит лучшим образом. Забавный, ага =))

Отредактировано tomine (2008-03-15 01:11:15)

0

42

tomine написал(а):

Ввод первый - Ванин вместо Афанасьева в роли Понтия Пилата. Наконец-то Пилат перестал бездумно молотить текст, как Макбет. Очень-очень... пока не решила что и как, но очень. В смысле понравилось.

Этой же замене, случившейся 9 лет назад, посвящены были целые трактаты: http://ugozapad.ru/phorum/viewtopic.php?p=79#79 и следующий (Натали "О Понтии Пилате в исполнении А.Ванина"; Лада* "Памяти Понтия Пилата").

Отредактировано Клио (2008-03-15 03:46:48)

0

43

Клио, спасибо, очень интересно. И, как говорится, ППКС про Ванина-Пилата и Иешуа-Задохина и Ершалаимские сцены.

Когда Ванин играл Пилата, а Задохин — Иешуа, библейские сцены мгновенно стали осью, центром спектакля. Я поняла, наконец, почему же Мастер написал роман о Пилате.

Вот это и происходило - 20й век сегодня был уже не так интересен, в нем все основные события, но после Ершалаима в него не хотелось возвращаться. И почему Пилат тоже стало яснее.

0

44

Клио, жаль что это только замена. А то ведь даже появилась мысль, может быть стоит еще лет 9 не ходить, до следующего чуда.

0

45

Lek
Надо В.Афанасьеву еще мест для съемок поискать ;-)

0

46

24/03/2008

Как тут у вас говорят? "махровое ИМХО"? ненавижу это сокращение, но что есть, то есть.
Записи деланы по свеженькому, в метро.

Воланд появился только после бала, до того это  было непонятно что в его костюме; аналогично - Пилат и Каифа - одни костюмы.
Верните Пилата-Ванина! Это, конечно, деликатесное блюдо, но как же хочется снова его отведать... Хотя бы в очередь...
Мастер и Маргарита были от и до, хотя немного странные что ли, - даже Мастер словно прошел мимо, тогда как Маргарита была чудо как хороша - особенно в начале 2 акта.

Интересный Левий Матвей в самом конце получился:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


И да... разбили еще одну шикарную Грибоедовскую парочку - Санников&Гусев, выведя второго из состава. Надеюсь его таки еще увидеть на привычном месте (стул возле точки продажи программок таковым для него не является ;-)).

Отредактировано Quasi (2008-03-26 22:50:03)

0

47

Ещё в 2000м в мой первый поход на "Мастера" Пилата играл Ванин. Хороший был спектакль, и Воландом в тот раз был Гришечкин, а Фаготом - Леушин. Когда через шесть лет я пересмотрела спектакль, главным моим разочарованием был Пилат-Афанасьев. Словом, я всеми руками и ногами за то, чтобы Алексей Сергеевич играл эту роль постоянно.

0

48

У меня не осталась цельного, законспектированного воспоминания о МиМ 15-го марта, только обрывки из интерент переписки и комментарии в Живом Журнале.. Поэтому текст получился: во первых очень длинный, во вторых отрывочный. Я понимаю тех, кому не захочется пахать целину )), поэтому сделала подзаголовки, по которым можно понять о какой роле, актере, моменте спектакля пойдет ре6чь дальше.

Вы не поверите, но…

Сложно не приукрасить, настолько выделялся этот спектакль из многих других. О нем стоит написать, и это не представляется возможным, потому что хочется пересказывать вслух, в лицах, смотреть в глаза тому, кому рассказываешь, ища там проблески веры в чудо. Все свои попытки рассказать о том, как это было, я начинала словами «вы не поверите, но…». Был «Мастер и Маргарита», интуитивно правильный при множестве «если».
Если бы Пилатом всегда был Алексей Ванин, это изменило бы многое, такого стоит ждать еще девять лет. Трудно отказаться от сравнений: его Афраний с безукоризненно прямой спиной и военной выправкой, против его же Пилата, с чуть опущенными плечами в начале спектакля и почти сгорбленной спиной в конце. Пилат Ванина несет ношу, не религиозного прозрения, а человеческой ошибки. Он не придумывает себе постамента, откуда вершит, вещает, страдает, как это делает Афанасьев, создавая патетичную, высокопарную картину, он стоит на земле и это четко ощущается. Во время их разговора с Левием непроизвольно ловишь себя на мысли, что Пилат смотрит прямо ему в глаза. Его рука на уровне сердца – «покажи мне этот папирус», прокуратор тянется к человеку, да и сам не далеко ушел от людей, вернее он старается остаться среди них. Пилат Ванина – человек, и в этом его особенность.
Первые секунды испугали, слишком часто в одной сцене находились Афраний и Пилат, Ванин подхватил нотки Афанасьева и мог бы с успехом пронести их через весь спектакль, но это было только начало. На допросе он словно трясет Иешуа за плечи, уступая дьяволу первому посмеяться над тем, что подвластно и неподвластно смертным. Пилат видел истину, видел то, что описывал Иешуа и сам оборвал это видение, как не относящееся к делу. Речь шла не об обретении веры, а о невиновности одного, возможно и не сына божьего, но заслуживающего справедливости, человека.
Пилат Афанасьева и Воланд связаны некой тайной первородного греха. Воланд стоит за спиной прокуратора, за его помыслами, суждениями и при поминании его, дьявола с рогами, всуе, довольно ухмыляется  на своем заднем плане. При Пилате Ванина все иначе. Здесь Воланд заполнял ниши, щели, любое оставленное без присмотра место в душах. Он окутывал собой сцену, появлялся ниоткуда и прячась в никуда.
Этот Пилат не давит на Каифу, требуя принять его точку зрения, он подстраивается, пытается найти лазейку, не давая слову или сомнению ворваться в его безупречные выкладки. Отказ невозможен, но случается. Каифа наносит удар не по Иешуа, его удар приходится по Пилату – ведь он, всадник понтийский Золотое Копье снизошел до просьб, уговоров. Голос прокуратора перетекает в глухой, временами истошный рык, захлебывающийся злостью, безвыходностью, загнанностью. Его «все… я умываю руки» разом разрывает связующие нити. Он вышколенно объявляет приговор, как надо, у него не трясутся руки, лицо, тело, потому что его трясет не по частям, а целиком, от каждого слова, произнесенного без единой запинки как подведение итогов агонии.
Если бы Афранием был Фарид Тагиев, нам бы пришлось еще не раз удивляться и пересматривать для себя трактовку этой роли. Такого Афрания сложно было вообразить, на фоне привычного, «редкого животного» – человека чести Алексея Ванина. Афраний Тагиева – изворотливая, хитрая бестия, с легким налетом высокомерия. Гордец, цыган по духу. Он не воин и не политик, а сочетание всего, что можно при желании назвать порочным, на службе правому делу. Возникает даже шальная мысль, а не видится ли этому начальнику тайной стражи место прокуратора во снах.
Он настолько уверен в своей непогрешимости, что убежденность Пилата в том, что Иуду зарежут – серьезный камень в сторону его, прокуратора, компетентности.  У Афрания таких сведений нет, и значит, быть этого не может. Его последние слова – «так зарежут, игемон?» - очевидное приглашение к противостоянию.
Пилат в Афрании не обманывается. Напротив, он хорошо знает этого гордеца и умело манипулирует его слабостью. Пилат действительно растерян, говоря, что имеет дело с человеком, не совершающим ошибок, ведь то, что для Афрания ошибка, для игемона -  часть замысла. Только Афраний этого не знает. Свою повинную он тараторит совсем иным тоном - голосом, соответствующим тексту. Он передает себя на суд, по ходу дела уже вынеся себе приговор, но стоит появиться надежде в виде неосуждения со стороны прямого начальства, и лукавые нотки возвращаются к Афранию. Теперь все зависит от того, как он повернет дело дальше, а там, глядишь, и из этой передряги выкрутится, где он, Афраний, не пропадал.
Если бы Воланд всегда был Воландом, я бы старалась попасть на каждый МиМ Театра на Юго-Западе. Потому что когда Воланд Олега Леушина – Воланд, воскресить в памяти другой образ этого героя невозможно. Он именно такой, каким его видишь сию минуту, и уместить еще хотя бы одного дьявола на игольное ушко уже нереально.
Этот Воланд наслаждается тем, что он дьявол, и своим ненавязчивым инкогнито на Патриарших. И до самого конца он бережно хранит это инкогнито, получая удовольствие от игры в поддавки со смертными. Хотя догадаться можно – по безмолвной властности и вызывающим на бой миропорядок словам. Воланд сам договорился с кирпичами, что они никому на голову не упадут, а Берлиоз умрет другой смертью. А главная издевка - это предложение поверить в дьявола. Расплываясь в сладостной улыбке знающего, как правильно, черта, он не ждет, что его узнают, но, кажется, что надеется.
Первая редакция перестановок в Варьете хороша, хотя бы прищуром Воланда в зрительный зал. Левый край сцены (от нас) давно уже дьявольское место. Слегка опершись на трость, скрыв хитрую улыбку и оценивающий взгляд под тенью котелка, Воланд предлагает решить Фаготу задачку – изменилось ли народонаселение? Предоставляя своему рыцарю с задором и любопытством искать разгадку в лицах москвичей и гостей столицы, Мессир ведь не станет задавать вопроса, ответа на который не знает.
Кто сказал, что Воланд не любит людей? Пусть его «все те же…» временами звучит цинично и смотрит в зал он странно, словно ищет какие-то конкретные глаза и не находит, но что-то ведь заставляет Мессира тянуться к этим человекам, играть с ними, и даже позволять свои маленькие выигрыши. Не стараясь казаться людям своим, он и не становится для них таким дьяволом, к какому они привыкли. В нем есть предложение расширить границы и благожелательность, с которой дорога в ад станет незаметной.
Кого пригласил Кот на сцену, его или Варенуху? Варенуха смутился, не зная, идти или нет, но Дьявол был безукоризненно галантен – только после вас.
Череп Берлиоза для Воланда – наглядное пособие, на нем он доказывает и обосновывает все вышесказанное, сделанное, подтверждает себя и свою свиту.
Мессир не стал говорить с Левием, предпочтя ему людей. Он отделил зал от сцены  большим, нежели низкая приступочка – вы, люди со своим добром, чтобы делали бы без нас, зла. И опять ответ Воланду известен, хотя на сей раз он действительно спрашивает. С уверенностью в себе и свите, с вызовом скрестившей руки и являющейся продолжением этого зла, за спиной Воланда. Их самомнение и наглость – компонент неоспоримой правоты Мессира и единого целого, коим они были со свитой.
Это ответ на мой вопрос: кто свита для Воланда? Они его часть. И когда все эти незаменимые составляющие зла вместе, Воланд непобедим.
Рукописи не горят, но их охватывает пламя. Воланд читает слова Мастера сквозь этот огонь, уступая право продолжить читать свите.
Предлагая Мастеру и Маргарите покой и вечный приют, он жмурится от удовольствия, словно и сам может становиться большим, черным котом, как Бегемот. Воланд уверен в том, что от такого не отказываются. А его «все будет правильно» – вбивалось в зал, с нескрываемой, усмешкой победителя. Еще чуть-чуть и дьявол бы рассмеялся.
Если бы свита, кстати, никаких «если бы»! Свита:
От спектакля к спектаклю Фагот становится все более яркой индивидуальностью.
И я настаиваю: зря Фагота убрали из центра сцены в Варьете. В первый раз получилось красивее: Воланд стоял с боку, у металлических листов, и оценивающе оглядывал публику, а Фагот держал на себе зал. Он рыскал глазами по рядам, пока тело уперлось в легкую преграду, еще чуть-чуть и она поддастся. Она, в смысле, задачка Воланда – изменилось ли народа население? У Фагота был задор и решимость решить эту головоломку, но главное ему было интересно.
В его исполнении фокус «дамский магазин» зажил новой жизнью. Фагот заигрывает не шутя, а со всей серьезностью. Он предупредителен и обходителен,  к каждой дамочке подходит не только со своей улыбкой, но и собственной меркой – «только для вас, и только у нас» или «ну для вас, само собой». Руки прыгают, носятся, заманивая, аккуратно и деликатно, даром, что ли в белых перчатках. Если бы я не знала чем это дело заканчивается, точно подалась бы на уговоры этакого зализанного крысавца (через «ы» - так задумано?). Ведь он точно знает, что делает.
Бегемот, давно хочу написать это, и все не подберу верные слова. Помнится, мы с друзьями ходили в Булгаковский Дом и там случайно столкнулись в коридоре с актером Николаем Ломтевым. Конечно же, ничего в этом особенного нет, столкнулись и столкнулись, но вот что любопытно, в этом же доме проживает кот по имени Бегемот и его мы тоже видели, при этом актера и кота мы наблюдали в разное время, вместе и рядом они не появлялись, а это настораживает ) По мне так Бегемот на сцене самый что ни на есть настоящий. Кот – позитивист, у которого всегда все хорошо по определению, и как настоящий кот, он ходит, где вздумается и гуляет сам по себе, при этом оставаясь частью свиты. Игривый котища в  варьете – он кого угодно убедит, что сейчас будет неглиже, ласковый котик с Маргаритой, подлезающий под ее руку, озорной котяра – с Мессиром, точно знающий, что по ушам ему не надают, а если и надают, так они быстро заживут, как на другом животном – собаке, галантный кот на балу, встречающий дам на одном колене и серьезно провожающий гостей иного толка и природы.
Это не просто кот, это КОТ.
Так же как Гелла – не просто ведьма, она может быть лишь легким присутствием, ветерком от яростной скачки свиты, а может становиться лютой, пугающей, непредсказуемой.
В ее власти одним кивком головы как взмахом волшебной палочки заставить аплодировать зрителей, а одним грозным взглядом приглушить неуместное веселье. Гелла не рождалась, она проросла из чешуйки змея и косточки от предложенного некогда яблока.
Свита, не имеющая права на существование в нашей жизни, выступала одним драконом о четырех головах.
Они становилась частью каждой реплики. «Так и надо» Воланда на невысказанные просьбы Маргариты, удостаивались улыбок: гордой Фагота - я же говорил, королевская кровь, довольной Геллы – да, мы, женщины, можем, удовлетворенной Азазелло - я сделал все как надо, поэтому все идет так, как надо, и радостной Кота - а просто радостной, потому что так и надо.
Если бы Денис Шалаев знал что такое похмелье, то сыграл бы Степу Лиходеева совсем иначе :). Нет, я не агитирую напоить молодого артиста и на следующей день порепетировать его текст, но честное слово, если так завывать и трясти головой на утро после хорошей попойки голова таки треснет или взорвется или… в общем будет очень больно. С другой стороны у него получился милый ребенок обиженный: на весь мир, идущий пятнами, на Груню, не приходящую на зов и на Мишу. Ребенок не пьющий, а скорее некормленый или побитый злым воспитателем, его словам не сопереживаешь (сам там был, и это видел), но пожалеть  хочешь, по голове погладить, маму найти. Хотя, стоп, с женским полом у Степы и у самого губа не дура, ему можно простить любую трезвенность и язвенность за Геллу. Вот когда глазки загорелись, волосики быстро пригладились и труба позвала в бой, - «девушка, девушка, а который сейчас час…?»
Если бы не было маленьких ролей, для больших актеров, сколько бы потерял каждый спектакль. Например: требованья со своего партнера по танцам в Грибоедове дачи, не в форме просьбы, а в форме настоятельной рекомендации от Жанны Чирвы. Вот вынь и положь, но дай ты мне дачу! Или растерянный, почти жалостливый шепот Рюхина при появлении Бездомного – Ваня?
Или еще один тандем в замене, когда вместо Афанасьева в роле Семплеярова на сцену вышел Валерий Долженков, с покойным блаженством на лице и огромным бантом на шее, этакий поэт Цветик из «Незнайки», вместе с женой, которую, как выяснилось на том же спектакле, зовут Стела – в исполнении Ирины Сушиной. Пока суд да дело, она успела отряхнуть его со всех сторон, каждую пылинку сдуть и властно в сторону отодвинуть с замахом – все равно ничего путного ты не скажешь, лучше я сама. Кто в этой семье генерал, ясно без комментариев, как и то, что чудо в берете на сторону бегало не зла, а непоседливости ради.
Если бы Левий нашел себя, то картинка сложилась бы окончательно. Одно могу сказать с уверенностью – Алексей Матошин не сидит, сложа руки. В первый раз его голос существовал отдельно от тела, он уходил в крик или совсем лишался индивидуальности в роли Гласа Божьего. Но забегу вперед, поскольку во втором спектакле все уже не так трагично. Разговор с Воландом состоялся, но лишь потому, что Воланд,  24-го числа прошлого месяца был трагически слаб. Сейчас Левий мечется между образом лишившегося земли под ногами мужчины и восхищенным юношей. Такое ведь тоже вполне возможно, только надо выбрать что-то одно. Либо некое решение взрослого человека, либо молодого человека увидевшего и уверовавшего, может быть даже сотворившего себе кумира. Работа не из легких, но в итоге может получиться нечто, что заставит писать целые трактаты о Левии.
Мастер, только Мастер. В тот день я поняла, что никогда не смогу решить какой из них лучше, потому что лучшего не существует. Мастер Бакалова сыграл не только свою роль, он заменил Левия. Солнце снижалось над Голгофой, и Мастер смотрел на вершину, освещенную его лучами, с восхищением  собственным творением, но каждое новое слово заставляло его сжиматься в комок оттого, что народ ушел, ножа не нашлось, спасения не оказалось. Но казни не было. Рассказав о ней без единого звука, Мастер сам пытался нас переубедить – вы не поверите, но казни не было!  Эта его уверенность – единственное, что заставляло отступить страх, которым он цеплялся за Маргариту, ни видя ее, ни чувствуя, ни слыша, - только, как заклинание, повторяя: мне страшно. Страх – порок, который должен был связать его с прокуратором через века. Пилат не спрашивал небеса, за что ему послано это наказание, но если бы он встал на колени, то его последние слова превратились бы в молитву.
Свободны! Когда в тот день я вышла из театра, то и знала и чувствовала это – свободны.

0

49

П.С. (все тоже 15 марта) Азазелло, которого… отправили, в тот раз попал в принеприятнейшую историю. Сколько он ни объяснял Маргарите – только без рук, без вскрикиваний и без волнений, а защитить себя от тяжкой длани не сумел. Маргарита все-таки оперлась на его плечо, и сразу стало понятно, почему Азазелло ввел такие строгие ограничения, человеческая рука ему по составу своему неприятна и  противна.  Демону пришлось вылезать, выкарабкиваться из-под ладони куда подальше – лишь бы его больше сюда не посылали :)

0

50

в общем, после долгих колебаний и сборов.
Понимаю, что с сильным опозданием, зато с абсолютно холодной головой и устаканившимися эмоциями.

писано 30 марта 2008 года :confused:

Понедельник - день тяжелый. Очередная Юго-Западная история с прологом, аналитической, юмористической частью и эпилогом.

Пролог

Видимо, понедельник 24 марта был каким-то особенно уж тяжелым для ЮЗа. Как-то, выражаясь языком преподавательницы английского моей соседки, звезды не так встали. И уж видимо, как-то они встали совершенно не так, иначе, чем объяснить тот факт, что "Мастер и Маргарита" - спектакль, придя на который впервые в  просто из любопытства ("а посмотрим-ка что Белякович сотворил из Булгакова"), отсмотрев на одном дыхании и перечитав (!!!???) роман, helgarus притащила на МиМ соседку - любительницу Булгакова, отсмотрела вместе с ней на одном дыхании, послушала ее восторги и без опасения, орадовавшись неожиданно перепавшим билетам, пошла на тот же самый спектакль снова с новой "партией" подпавших под мое безграничное театрально-походное влияние,- вот этот самый спектакль, оставил такой тягостный осадок.

Аналитическая часть

Нет, конечно, я тысячу раз готова все списать на трудности замен-перестановок, на "непритирку" к новым костюмам, на этот ... блядский (простите - не могу другого слова подобрать) сотовый телефон, трезвонивший ВЕСЬ спектакль, и изрядно потрепавший нервы всем - уж не знаю, кому больше: актерам или зрителям. Это просто.. телефонный терроризм какой-то. Может... скинуться и подарить ЮЗу "глушитель" всех сотовых операторов (а такие вообще в природе есть?).

Я готова "простить" тов. Леушину "ни рыба ни мясо" "в воду опущенного" Воланда, просыпавшегося за весь спектакль едва ли на паре фраз, за финальную сцену, благодаря которой (о, снова этот ужас!) захотелось снова заглянуть в первоисточник (и Оля сделала это! - о результатах, если будет настроение, сообщу дополнительно. Ну, если кратко: Белякович - гений).

Я согласна "простить" Матошину-Левию излишне игривый пафос во втором акте за финальный монолог первого.

Я обязуюсь пойти на "МиМ" снова, чтобы забыть ощущение НЕЧТО (если не сказать НИЧЕГО) разваливающегося на куски с отдельными вспышками былого и увидеть ТО САМОЕ ФЕЕРИЧЕСКОЕ ЗРЕЛИЩЕ, которое (спасибо, Господи) я уже видела, вспомнить и ... чем черт не шутит снова взять в руки роман Булгакова.

Я вообще даю клятву начисто забыть и вычеркнуть из своей памяти спектакль 24 марта 2008 года, ну, хорошо, не вычеркнуть, но не воспринимать его как трагедию века

Юмористическая часть

Хм.. а если  попробовать отнестись к ситуации с юмором?
Как Варенуха! Невозмутимый, очаровательнейший Варенуха-Горшков - вот кого единственного хотелось расцеловать по окончании..
Ну, если со злым юмором, то... не могу удержаться.

Обращение ...из-за угла... "почтизавсегдатайши" helgarus к мужчинам Юго-Запада:

Мужики!! Да напоите вы, наконец, Шалаева до такой степени, чтобы ему с утра пришлось лечить подобное подобным! А?? Нет, ну, право слово... А то что-то как-то слабо верится, что Денис хотя бы раз в жизни смешивал в желудке коктейль из "Белого орла",  "Отвертки" и .. пива (красного сухого) уж больно невнятный алкаш-Лиходеев выходит:(. В общем, нужно чтобы нашелся доброволец, согласившийся бы поработать на понижение градуса ради повышения производственных показателей.
Денис! Я в тебя верю!!! Здоровый образ жизни - это здОрово, но один раз.. для дела можно и даже нужно.   :flag:

Эпилог

Ну, вот, собственно, и все. Я это пережила. Не все спектакли одинаково удачны. А девочки, которые составляли мне компанию (одна из них - гостья из Стерлитамака), вообще ничего не заметили - им все очень понравилось.
Но.. на нас привередливых не угодишь. А мы, привередливые, пока еще бросать ходить не собираемся, поэтому... соберитесь, господа актеры, а слабО НеВпервойСмотрящих "сделать"? :question:

0

51

Смею нахально заявить, что тоже числюсь в группе привередливых ))) в связи с чем безумно хочется  процитировать-подчеркнуть-выделить и тоже взять на "слабО" :)

helgarus написал(а):

Но.. на нас привередливых не угодишь. А мы, привередливые, пока еще бросать ходить не собираемся, поэтому... соберитесь, господа актеры, а слабО НеВпервойСмотрящих "сделать"?

0

52

24 марта 08 года
Все нижеследующее по большей части из собственных комментариев в ЖЖ, немного дополненных

Первое. Лирическое отступление не по теме, но в тему :)
Помнится еще в школе играли в непомнюточнокакназывается компУтерную игру. Суть: искать двери, которые ведут в определенную комнату не последовательно, а весьма хаотично. Дверей обнаруживалось много, только вот в последнюю комнату-уровень вела одна единственная дверь, найти которую не удавалось несколько недель кряду. Так и блуждали, находя все новые дверцы, а попадая в уже знакомые лабиринты. В связи с этим родилась поговорка заходишь в дверь с улыбкой (или как вариант - надеждой), а выходишь с матерным словом на устах. Давненько это было... К чему я?
Так вот с МиМом (да и не только) тоже самое. Да, совсем недавно решила перестать тратить деньги на МиМ. Но за этот недолгий промежуток времени успело захотеться посмотреть и пересмотреть спектакль. Чооорные мысли относительно того, что спектакль стал, мягко говоря не очень, беспокоили не очень. Проще говоря - их вообще не было. Более того, восторги от спектакля сыгранного 15-го числа не просто позволяли надеяться, а позволяли ожидать «ах, какого невероятного спектакля». Но... выходить из зала можно было с матерным словом на устах.
Ровно год назад по весне от спектакля можно было сойти с ума. Сейчас тоже можно сойти с ума, но в другом контексте... контексте со знаком минус. Умные люди говорят, назад не возвращаются, а так хочется. Хочется промотать назад и… вернуться в тогда и перечитать страницы романа в спектакле. Перечитать ВСЕ страницы, а не выборочно, пару абзацев, а где-то только строк.

Второе. Лирику прекращаю, перехожу к самому спектаклю.
Обрывочно.
Страшный сон. Мне кажется это было даже хуже чем тогда в декабре. Тогда Воланд был хоть каким-то, ну пусть ерничающим, пусть еще что-то, но хоть каким-то, а сейчас он категорически был никаким, что есть, что нет. Пусто. Но об этом лучше не думать. Зато, какая Свита! Загляденье. Сплошные ах какие. И вообще в очередной раз записываюсь в фанаДки. Нынче в фанатки Фагота. В фанатках Азазелло я уже давно (за мной не занимать!), про Геллу - это просто не обсуждается ))
*****
Фагот научился зазывать в дамский магазин. Стервец так в зал глазами стреляет, буквально вытягивает, так что скоро точно какая-нибудь слабонервная гражданочка выскочит за новым нарядом. Ну, не думала, что Шатохин так сделает. А тут впору было в обморок падать, когда увидела и услышала об открытии дамского магазина. Откуда-то появились искорки в глазах, озорство, добродушно-гаденькая хулиганская улыбка. В общем Фагот у нас теперь есть! А на Патриарших? Тоже проявляется, становится живым и настоящим. Он же там в этом углу живет, пусть не так самостоятельно и игриво, как Фагот-ОЛ, но живет и (вот стервец) перетягивает на себя внимание (и правильно, а на кого из представителей «тьмы» тут еще смотреть-то?)
Азазелло - демон, на тысячу сто процентов, а может даже и больше. И ни на секунду не промелькнуло обаяние Миши Беляковича. Это было страшное существо, пугающее, загадочное, сильное. Оно [существо] пыталось играть обаятельность. Раньше, говоря о «посылали бы Бегемота, он обаятельный» было видно... видно, что в Азазелло тоже море обаяния, отчасти поэтому его и послали. Так что он мог здесь закатывать глаза сколько угодно, а милейшее существо не спрячешь)) А сегодня... ни на секунду не было такого. Не по себе в его присутствии, ох, как не по себе. Он жесткий и жестокий демон и его странная и даже где-то зловещая радость когда Маргарита соглашается «в девять ровно в девять» предвещает сухой порыв сжигающего ветра. Что будет? Но только он может сказать слова, и будешь в них свято верить, слова о «верной вечной любви»...
*****
Чудо природы - Кот. Настоящее чудо. Котеееея быть невозможно. Довольный всем и вся, и по-кошачьи недовольный, если что-то не так. Его добродушная встреча гостей на балу, расклинивание, реверансы и приветствия заслуживает отдельного повествования (жаль уже помнится с трудом). Одну гостью за руку поприветствует, с другой раскланяется, перед третьей на колено встанет. Галантный такой кот и безумно обаятельный. Азазелло не обманывал)))
*****
В финале, когда Свита стоит за спиной Воланда, а Мастер отпускает Пилата на лунную дорогу. Свита смотрит куда-то вверх, они смотрят на эту дорогу, лунный свет отражается в их просветлевших лицах. Настоящих лицах, ждущих и ожидающих. Все, что они творили, все то озорство Фагота в варьете, сметающий демонизм Азазелло, надменность Геллы, подхалимская улыбчивость Кота - они облетают, как будто этого всего и не было, как будто не было ничего, не было и событий в Москве. Есть только здесь, и сейчас, есть надежда на прощение, есть что-то важное. Все они вчетвером стоят тихо, почти незримо преобразившиеся, изменившиеся, светящиеся. Как в романе, когда они ехали в финале.
*****
Левий Матвей. Про казнь, наверное, не стоит говорить. Там было безумно сложно. Жуткий изматывающий первый акт, постоянно звенящий мобильник, очень уставшие зрители, когда большая часть сидела в ожидании перерыва, так что выйти и прочитать это своего рода подвиг. Этот подвиг был переменным успехом, больше на привычном надрыве, меньше на желании сделать что-то - украсть нож, зарезаться самому.... Потом, с пергаментом, тоже тяжело. Громко, резко, не всегда понятно (хотя может это была усталость от длииииного нууудного спектакля). Это еще не последователь, не ученик, но желающий быть учеником. Желающий стать учеником. Этот пергамент он так прижимал к себе, будто в нем вся его жизнь, и больше ничего. Страшно отнять руку от груди, если это сделать он потеряет все, последнюю надежду. Вот эта судорожная рука очень запомнилась, в ней было все.
Финал. Офигительно. Прямой, молчаливый, уверенный посланник. На фоне стоящего праха, говорящего о тьме и свете он оказался выше Воланда, мудрее его, хоть и явно младше по «чину». Ученик (да, уже ученик. Тогда на балконе он хотел им стать, и здесь он им стал и учится, учится, учится), который уже научился многому, знает многое (по идее ведь Воланд тоже знает, тогда почему обладая знанием истин он так себя ведет? Это не связуемые вещи. В общем, риторический вопрос). Перед ним кочевряжется Воланд, а он и глазом не моргнул, выслушал все спокойно. Что-то вроде «это наш Кузенька бесится, побеситься и баиньки пойдет» (с), в смысле выполнит все просьбы. Психолог. Интересно как бы получился этот диалог при многословном молчании со стороны Левия, если бы Воланд был истинным представителем Тьмы? Очередной риторический вопрос.
*****
Новые костюмы. Наверно очень привыкли к прежним, цветным одеждам, в которых проявлялись индивидуальности. Нынче все по-другому.
ИМХО. В Грибоедове - это какие-то гости из будущего, конечно, ведь именно в будущем все будут ходить в серебристых обтягивающих костюмах ((с) «Друзья»). Ну, слава Богу, костюмы не обтягивающие, и все разного покроя, но они все дико серебристые. На кого-то ткани хватило, на ком-то сэкономили. Толпа писателей стала одноликой. Из всех, помню только надменную барышню-Матошина.
Но если в Грибоедове еще более-менее прилично все выглядит, хоть и бесцветно-однотонно-блестяще, то в варьете... Стилистика 30-х в покрое как-то где-то попытались выдержать, ткань для всех одинаковая, но вот что из этой ткани понаделали. Что-то странное - курточки, шОртики, брючки. Кончено теперь участников «разоблачения» загнали в глубину, так что сгрудившись там, они не особо видны, но когда шоу окончено, все поворачиваются спиной и «под топот копыт» исчезают за металлическими листами... плакать хочется от убогости вида. Ибо блестящих дам не видно, а люди одетые в белую одинаковую ткань (пусть и разного покроя)... В общем, не знаю, где они подбирали эти одежды, по каким сэконд-хендам...
Ничего, привыкнем и к этому...
****

0

53

Несколько лет не видела этот спектакль, вчера посмотрела как новый.
Безупречна была Гелла в своей торжествующей безмятежности, великолепен глумливый Фагот-Коровьев, остро и болезненно зацепили: потрясающе убедительный Мастер (Бакалов), страстный Левий Матвей (Матошин).
А вот к Воланду Олега Леушина у меня некоторое недоверие: при всем обаянии созданного им персонажа с массой интересных находок, я увидела... ммм... прото-Воланда: Мефистофелеобразного, несколько опереточного и, судя по выражению лица, питающегося исключительно лимонами.
У Бегемота (а, на мой взгляд, это один из важнейших персонажей "Мастера и Маргариты", наравне с Мастером и Воландом) так мало текста, что человек, не читавший романа, вряд ли его бы заметил.

Вообще, условное Зло в спектакле имеет тенденцию к скатыванию в "радикально черный цвет", а условное Добро - в "радикально белый"...

Впрочем, столь многоплановое произведение сложно поставить так, чтобы угодить всем, а удовольствие от спектакля всё равно колоссальное!

0

54

Hyena написал(а):

А вот к Воланду Олега Леушина у меня некоторое недоверие

Спасибо за индульгенцию ) Я уже грешным делом стала думать, что недоверие к Воланду это специфическая особенность нескольких в чем-то предвзятых зрителей. Не буду врать, что Воланда вообще нет, он бывает, но редко полностью и по настоящему.

Hyena написал(а):

Вообще, условное Зло в спектакле имеет тенденцию к скатыванию в "радикально черный цвет", а условное Добро - в "радикально белый"...

Знаете, а вы, наверное, правы. Мне врезалась в память одна картина из спектакля «Мастер и Маргарита» идущего на Таганке: с одной стороны сцены стоит Воланд с другой Иешуа, а между ними качается маятник. Граница есть, четкая и при этом размытая. Когда я впервые увидела эту сцену то вспомнила спектакль в Ю-З, словно то, что я чувствовала тогда на уровне эмоций продемонстрировали наглядно. В Ю-З не была маятника, но когда на сцене стоял Левий и Воланд тени плясали со светом. Сейчас этого, увы, нет.

Hyena написал(а):

У Бегемота (а, на мой взгляд, это один из важнейших персонажей "Мастера и Маргариты", наравне с Мастером и Воландом) так мало текста, что человек, не читавший романа, вряд ли его бы заметил.

Думаете? У всех Бегемотов на сцене текста мало, а у некоторых его в принципе нет, но по-моему такого яркого Кота сложно не заметить, вроде бы штрихами, а выписан настоящий характер, причем не совсем такой как в романе и при этом ничуть не хуже.

0

55

ЖЖ отзыв от dir_for_live
взято здесь
9/05/08

Новый Воланд на Юго-Западе

Итак, первое и главное разочарование - Воланд. Главный режиссер устал, режиссер ушел из спектакля. Воланда Беляковича с умными и хитрыми глазами больше нет. Новый Воланд театрален, большеглазен, ходит в котелке и весь какой-то гламурный с потугами на брутальность. Из-за этого изменилась и игра свиты. Все те же они, но... Но не то. Если на предыдущих посещениях этого же спектакля просто появление этой четверки или хотя бы кого-то одного было событием, изредка даже отвлекающим от основного действия, то теперь они тихи, малозаметны, менее интересны.
Второе разочарование - Иешуа. Он теперь настоящий бродяга с помятым лицом и с седыми усами. Он стар. Он проигрывает молодому, с открытыми глазами, верящему самому себе, который был раньше. Этого же просто нельзя не убить, чтобы не мучился и не ждал мира, в котором воцарится Истина.
Третье разочарование - Маргарита. Она стала проще, мельче, визгливее. В ней стало больше ведьмы, но меньше Маргариты. Кстати, возможно, из-за этого стал виднее Мастер, которого та, старая Маргарита, временами переигрывала. И теперь стало ясно, что и Мастер - ну, если и не совсем "не тот", то какой-то не такой все равно.
Четвертое, просто ужасное, разочарование - Левий Матвей. Ах, каков он был раньше, маленький, плюгавенький смешной человечишко, возомнивший невесть что... Его монологи вызывали смех и слезы. Теперь - это молодой симпатичный мужчина. Истерике его не веришь.
Пятое разочарование - Стёпа Лиходеев. Вместо того, кто заставлял своей похмельной мукой сползать по спинкам кресел, теперь просто длинноволосый декламатор текста.
Шестое разочарование - свет. Его изменили. Его стало, как мне показалось, меньше, и он стал очень цветной с упором в фиолетовое и розовое.
...И что осталось? Осталось варьете с неподражаемым Иваном Силантьевичем Варенухой и с его финансовым директором.
Осталась клиника Стравинского.
Остались Понтий и Афраниус. Остался Каифа, первосвященник.
Остались монологи и диалоги, некоторыми выученные не до конца.
Но овации в конце - нет. Потому что при всей симпатичности - не то.
Отдохнули, получили хорошие эмоции, но этого, как его... Катарсиса - во! Вот его не было. Слез не было. Глаз в глаза - не было.
***
В общем, ..., лично я ждал большего, потому что это большее - было.

0

56

Немного о любви.
Долго не могла понять, почему любовная линия - самая слабая в романе и самая неинтересная в спектакле. Иванова не устраивала категорически. Надеялась на Бычкову - опять облом.
И кажется, поняла: дело не в актрисах, а в самом образе Маргариты.
Всегда удивляло, почему её поведение считается подвигом: ведь каждая любящая женщина, будь она хоть трижды королева, поедет на бал, к кому угодно, и согласится на что угодно, лишь бы вернуть своего мужчину. И не будет выпендриваться и изображать "породу" , потому что "ничего не просить" - непозволительная роскошь для женщины, которая на что-то надеется.
Но дело в том, что Маргарита, кажется уже ни на что не надеется. Она ведёт себя не как жена или любовница, а как вдова, которая уже похоронила и оплакала своего Мастера и теперь ей осталось лишь довести до конца дела и достойно уйти. Отсюда её гордая осанка и бесстрашие. Отсюда и радость по поводу превращения в ведьму - ведь наконец-то можно отвлечься от своего горя и снова почувствовать себя женщиной.
Возможно, так вела себя Елена Сергеевна после смерти Булгакова. Возможно, он что-то предвидел. К тому же возрождение рукописи из пепла подозрительно напоминает посмертную публикацию романа...

Но в этой ситуации живой и не очень безумный Мастер сбивает с толку...

0

57

И всё-таки о Воланде.
Когда-то очень давно я видела гончаровский "Бег". Это был великолепный спектакль - динамичный, насквозь музыкальный, по эстетике напоминающий ЮЗ. Там был прекрасный Хлудов-Джигарханян (и Лазарев - тоже ничего). Но главное - Чёрт, связывающий воедино все сцены, легко перемещающийся из снов в явь, из одних миров в другие.
С тех пор во всех воплощениях Воланда мне не хватало оперетточного шика и духа авантюризма,  свойственных, на мой взгляд, этому герою, ноги, рога и хвост которого растут из Гоголя, Гофмана и Гуно (не Гёте).
Поэтому я обожаю леушинского Воланда. Он играет его неровно, не всегда сильно, но та изменчивость, которая раздражает меня в его Гамлете, здесь кажется вполне уместной. И танцевальные па в сочетании с совершенно ледяным взглядом - вполне.
По-моему, Воланд - герой отнюдь не шекспировского масштаба, и другие исполнители придавали ему ненужную глубину и значительность в ущерб декоративности и внешнему блеску
Может показаться, что это сомнительный комплимент актёру,но я действительно думаю, что в этой роли форма должна идти впереди содержания.

0

58

Lotta, спасибо ))) Вот читаю сказанное вами, соглашаюсь, сожалею, что трактовка не моя. Рада, что кому-то эта трактовка по душе. Значит нашла отклик ))) Рада буду, если вы продолжите записывать раздумья о нынешнем Воланде, а может, чем эмммм кто-то там не шутит, зацепит какой-нибудь аргумент и проникнусь (кстати, а Калигулу не смотрели? интересно, что думаете о спектакле, свежий взгляд на спектакль, о чем и для чего он)).

Lotta написал(а):

Но главное - Чёрт, связывающий воедино все сцены, легко перемещающийся из снов в явь, из одних миров в другие.

Знаете, мне именно этого не хватает сейчас. Не вижу единой связующей нити о том, что представители темной стороны ну или представителей Падшей стороны. Не знаю можно ли так сказать, но если Воланд - Падший ангел. Так вот этого присутствия, постоянного присутствия не хватает. Ну, это лично мне. Пусть это присутствие не тяготит, не пугает, не ужасает как раньше, но оно будет. Хочется чтобы было )) Знаю одно - Свита приехала пошалить, и она вволю этим занимается, в остальных «зачем» - у меня сейчас нет ответа.

Lotta написал(а):

...во всех воплощениях Воланда мне не хватало оперетточного шика и духа авантюризма, свойственных, на мой взгляд, этому герою... ...но та изменчивость, ... и танцевальные па в сочетании с совершенно ледяным взглядом - вполне

Интересно. Никогда не задумывалась об опереточном шике в Воланда. Да, сейчас есть именно это.
Мне всегда думалось о монументальности, основательности. Хотелось смотреть на него и думать - сколько же ты прожил, сколько ты пронес, какие человеческие страсти видел, можешь их понимать, можешь их направлять в нужное им русло (все равно ведь Воланд совершает поступки со знаком «плюс»), наверно это сложно нести все это знание, это невозможно. Собственно поэтому мне безумно стала нравиться (ну как только она начала играться) сцена в «Дракуле», перед укусом Люси. Сравнения прямо сказать странные, но ощущения ...
Так вот когда Цепеш отговаривает - одумайся Люси. Я уже писала тут об этом, его будто тяготит знание мертвых, тяготит вся прожитая жизнь, все увиденное в людях и он отговаривает ее от предстоящих мучений. Безумно усталый человек, который не хочет исполнять «желание». Страшно, тяжело, но в этом есть пугающая притягательность. Не просто власть, а знание. Ведь мы, по сути, ни черта не знаем о чем бы то ни было. Догадываемся, предполагаем, основываясь на опыте, но не знаем (это отзвук Камю и Калигулы в частности))) В сегодняшнем Дракуле я завидую этому и желаю этого и только мучения Рэнфилда и его слова, одергивают от порыва. Цепеш - знает, но он все-таки шагает по жизни, или точнее сказать по времени. Уже не мстит, по сути не живет, а существует, смотрит длинный фильм: «как меняется мир в веках».
С Воландом, конечно же, во многом иначе, но при первой встрече, на Патриарших, мне этого не хватает, не хватает его знания. Красиво, картинно, действительно опереточно, но у меня остается вопрос - а что ты знаешь? Что принес сюда? О чем говоришь? Что ты вообще можешь. Да он предвосхищает ответы Берлиоза, видит передвижения Бездомного... но у меня не вяжется это с нынешней картинкой - предвосхищает потому что текст такой и сценарий он читал, а не потому что он действительно знает. Раньше в сцене на Патриарших удивляло, пригвождало именно знание, тяготящее его и читаемое в каждом движении. В общем, нынешняя картинка в спектакле категорически не моя. Или иначе - не привычная, и говорить о ней мне сложно.

Lotta написал(а):

... и другие исполнители придавали ему ненужную глубину и значительность в ущерб декоративности и внешнему блеску ...в этой роли форма должна идти впереди содержания.

интересная мысль, однако. Может я не правильно поняла, но, имхо, содержания нет. Те же Патриаршие - Воланд бегает, скачет - звон, да и только. Да, картинно, но почему именно так, не знаю. Я не могу эту сцену увидеть, прочитать, понять. Фагот для меня и то как-то осмысленнее живет на Патриарших. - подначивает литераторов, ждет господина, склонится перед хозяином в учтивом, но комичном поклоне, реагирует на нужные слова - об атеизме, ухмыльнется в предвкушении выстраивая план предстоящих пакостей...

0

59

Простите, простите... Но дело в том, что я не считаю "Мастера и Маргариту"  великим романом и не вижу в нем очень глубокого содержания ( а искала долго и тщательно ).
Талантливое произведение - это бесспорно. Мне кажется, его магия в том, что каждый может найти в нём что-то важное для себя, и с готовностью поправляет автора.
Сатирические сцены - блеск! Это даже не обсуждается. С другими - сложнее. О любовной линии я уже писала: она меня совершенно не убеждает. Библейская - упрощена и поверхностна. Ктому же автору часто отказывает вкус ( и это не только моё мнение ). Слишком много пафоса, цветистости, розового масла. К тому же тут почти отсутствует ирония.
По-моему, одно из достоинств спектакля Ю-З - в том, что он освободил роман от кричащей южнорусской роскоши. А за иронию отвечают Воланд и его свита - хотя бы тем, что присутствуют на заднем плане. Кстати, оперетта-опереттой - но со вкусом у них всё в порядке.
Забавно, что мою воцерковленную подругу  именно леушинский Воланд примирил с романом. Она считает, что наконец-то правильно расставлены акценты. Для кого-то это не аргумент, а для меня - важно.

0

60

Отзыв датирован маем сего года

Кэт написал(а):

Посмотрела я МиМ в Театре на Юге Западе. Была я в этом театре в первый раз (так уже сложилось) и вот что увидела.
Вполне ничего (это с учетом того, что я не являюсь фанатом романа – я его очень (очень!) люблю – но не до дрожи и преклонения, и как к священной корове - неприкасаемому тексту - к нему не отношусь.) Я вполне могу переносить попытки интерпретации, были бы они интересными и талантливыми. (Я – о ужас! - и в фильме Бортко могу положительные моменты найти). Другое дело, что я считаю, что задача больно трудна, и ставить этот роман сложно. Практически невозможно.
В свете этого сама постановка очень неплохая. Спектакль передает атмосферу – это огромный плюс, он динамичен, ритмичен, зрелищен, по-хорошему театрален. Не искажает текст. Очень органичны переходы от «глумливых» сцен и интонаций – к серьезным. И вообще переходы между слоями романа решены удачно. Все органично, отторжения не вызывает, с личными накопленными впечатлениям и ассоциациями не конфликтует. Смотреть интересно. Отлично показана Москва (и вообще передана идея, что произведение – московское). Весь роман как-то поместился в три с половиной часа постановки. (Или это оттого, что его наизусть знаешь?)
Оформлено – полный минимализм. Голая сцена, без реквизита вообще (единственный, насколько я помню, предмет - это кубок в виде черепа (на балу) и, как только сейчас поняла, вообще без мебели – все до одного героя провели все свои сцены стоя. Зато – прямо напротив зрительного зала – зеркала. Очень увеличивает пространство, показывает зрителям их самих и, где надо, создает интересные эффекты. Главный элемент сценографии – жесть. Ею покрыта сцена, большие висящие листы окружают сцену со всех сторон. Каждый удар по листу – по мощности звука и по впечатлениям – как удар гонга. Восемь гонгов одновременно – это что-то. Именно этим звуком отбивают переходы между сценами, подчеркивают состояние героев и сгущения в атмосфере, совершают переход от балагана к серьезным вещам и – что тоже немаловажно – создают грозу. (Если помните, гроза – важнейший элемент в структуре романа.) Смысловую нагрузку взял на себя костюм (а также свет, шум и музыкальное оформление) и абсолютно точный подбор типажей - с полным совпадением с тем, что написано в романе: высокий так высокий, худой, так худой, бегемот, так бегемот, шнурок в виде галстука – нате пожалуйста. И так далее. Все героев – абсолютно всех, даже второстепенных – узнаешь сразу, еще до того, как они скажут хоть слово и до того, как начнется их сцена. Настолько их вид (внешность, манера поведения, пластика и костюм) совпадают с описанным в тексте.

Массовка – отличная. Все массовые сцены очень динамичны, зрелищны и атмосферны. Таких сцен много – ресторан в «Грибоедове», сцены в Варьете (включая «дамский» магазин и скандал после). Не говоря уж про бал. Режиссер даже не отказал себе в удовольствии показать в виде массовой сцены пляж в Ялте, куда закинуло Степу Лиходеева. (А одну массовую сцену сочинил от себя – сцену с Иванушкой Бездомным в клинике (там такая реприза с санитарами, студентами, ассистентами).
То есть на развлечения режиссер не скупился.
Мне понравился вполне Мастер, нормальные были Пилат, Воланд, вообще все из библейской части – Левий Матвей, Афраний, Каифа. Вполне приличный Иван Бездомный. Римский с Варенухой – просто эстрадную репризу разыграли, к радости зрителей.

(Конечно, не только развлекают в этом спектакле. (Иначе о нем не стоило бы говорить.) Темы Пилата (мужественного, умного, честного человека, понимающего, что происходит и не имеющего возможности что-то изменить) и Воланда (неизбежности и необходимости присутствия зла в мире) звучат отчетливо. Да и Мастера (темы ответственности и трагедии автора и творца).

Но очень плох был Иешуа Га-Ноцри. (Хорошо, что его было немного – только одна сцена с Пилатом.) (Мне показалось, или он потом прыгал со всеми в массовке?) А вот Маргарита была чудовищная. Такое ощущение, что актриса просто профнепригодна. Маргарита «до» в этом спектакле – действительно немолодая уже женщина – лет 35-ти, такая дама, красивая, но вполне может дорасти со временем до дамочек из Массолита (Варьете, «Грибоедова»). В чем-то она привлекательная, в чем-то – отталкивает. Ну, можно и так. Маргарита «после» – ставшая молодой двадцатилетней ведьмой – ужас-ужас-ужас. Моложе она не стала. Сцена ее полета – размахивание руками под слоем тюля – кошмар страшнейший. Игра – чудовищная. Это не королева и не Маргарита! (Такое ощущение, что ее ни актерскому мастерству, ни технике речи не обучали). Это Маргарита даже финал умудрилась испортить – тем, с каким видом она просто стояла рядом с Мастером. Бр-р...

Хорошая фигура там была только у Геллы. Гелла была, как положено, почти голая. Классическое ни одета, ни раздета – стринги, сверху – топлесс, но зато в мехах. В сцене бала – в свете вспышек, грохоте и шуме – носилась та же массовка – в тех же стрингах, топлесс и в тех же тюлевых занавескх. В общем, бал был... ну был и был - не что-то потрясающее, но и не полный отстой. (Я даже удивлена такой их «стыдливостью». Сегодняшний театр уже приучил зрителя ко всему, и странно, что режиссер побоялся выпустить их в такой мизансцене, где все равно темнота, жуткий грохот и только вспышки выхватывают только фрагменты, голыми, как это описано у Булгакова. Сцена была бы сильнее.)

В общем, по крепости режиссуры, ритму и динамике – спектакль напоминает лучшие Любимовские. По азарту, задору и бурлению творческой активности маленького самобытного, полностью сформировавшегося театра – на Геликон-оперу. Я бы сказала, это скорее традиционный театр, с упором на развлекательность. На мой вкус, это немного эстрада, немного – самодеятельность.
В общем, моя оценка – режиссеру четыре с плюсом, труппе – ниже.
По мне, в целом, развлечениями увлеклись, слишком много эстрады, а серьезные сцены – часто недотягивали. Не исключено, что это оттого, что спектакль ну уж очень давний. Но с учетом того, что это спектакль 1993 года, вообще удивительно, что он не устарел (почти) и почти не потерял актуальность.

В общем, спектакль приличный и, хотя бы для ознакомления, посмотреть вполне стоит. И на него вполне можно водить знакомых.

(c) http://forum.exler.ru/index.php?showtop … amp;st=400

Отредактировано Lek (2008-06-22 02:51:14)

0


Вы здесь » Глубокое подполье зрительного зала » Сцена » Мастер и Маргарита